Выступления

Госдума приняла в первом чтении законопроект о противодействии торговле детьми и сексуальной эксплуатации детей

23 января в Госдуме был принят в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях предупреждения торговли детьми, их эксплуатации, детской проституции, а также деятельности, связанной с изготовлением и оборотом материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних». Законопроект представил официальный представитель Президента РФ статс-секретарь, заместитель Министра внутренних дел РФ Игорь Зубов. С содокладом выступила член фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», председатель Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. Вопросы от фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» задали заместитель руководителя фракции, заместитель председателя комитета ГД по Регламенту и организации работы Государственной Думы Светлана Горячева и член комитета ГД по транспорту Олег Нилов. Позицию фракции в своем выступлении отразила Светлана Горячева
24 Января 2013

— Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые депутаты! Комитет по вопросам семьи, женщин и детей благодарит Правительство Российской Федерации и Министерство внутренних дел Российской Федерации за проявленную активность в разработке и внесении данной законодательной инициативы. Это очень важный законопроект. Депутаты, которые давно работают в Государственной Думе, знают, что почти на протяжении 10 лет велась достаточно активная борьба депутатов за то, чтобы в России были ратифицированы, например, Факультативный протокол Конвенции ООН по правам ребенка, касающийся пресечения детской проституции и детской порнографии.

Представленный законопроект направлен на подготовку Российской Федерации к ратификации указанного Факультативного протокола и Конвенции Совета Европы, это более новая конвенция 2007 года, которая касается защиты детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. На самом деле ратификация этих актов выводит Россию на другой уровень серьезного, глобального международного сотрудничества.

Мы вводим в законодательство многие международные стандарты в этой сфере и, конечно, это для всех сторонников защиты детей от сексуальных злоупотреблений, сексуальной эксплуатации, от граждан каких бы государств не исходили такого рода угрозы, этот закон очень важен. Я хочу обратить внимание уважаемых коллег и надеюсь на сотрудничество депутатов всех фракций в этой сфере, что на самом деле в соответствии с Указом Президента от 1 июня прошлого года № 761 было дано поручение Правительству, чтобы состоялась ратификация указанных актов. Сроки были — 2014 год. Но 6 декабря прошлого года Президент Российской Федерации дал поручение ускорить внесение на ратификацию указанных актов в этом году. И от нас, депутатов, требуется солидарность с Президентом, Правительством, Министерством внутренних дел в этой сфере, чтобы как можно быстрее привести законодательство Российской Федерации в соответствие с предполагаемыми к ратификации международными нормами.

Достаточно содержательную характеристику дал Игорь Николаевич Зубов, поэтому я повторяться не буду. Я только для депутатов очень кратко перечислю самые главные новеллы. Обращаю внимание, что в наше законодательство вводятся такие термины и их определение как «торговля детьми», «эксплуатация детей». Сегодня в Российской Федерации есть общие термины: «торговля людьми» и «эксплуатация людей». Понятно, что здесь есть специфика, мы эти термины вводим в законодательство. Впервые вводится административная ответственность юридических лиц за создание условий для торговли детьми, за создание условий для эксплуатации, за создание условий и за изготовление, приобретение, хранение, перевозку, распространение и публичную демонстрацию или рекламу детской порнографии, за незаконные действия по усыновлению, передаче под опеку. То есть, например, должностные лица детского дома, которые допустили незаконную передачу, именно сам детский дом, или посредническая организация могут быть привлечены к административной ответственности.

Это совершенно новые нормы для нашего законодательства и практика, но она очень важна. Это правильно, что такие нормы появляются. Очень многие российские эксперты давно ратовали за то, чтобы такие нормы появились в российском законодательстве. Похвально, что эту инициативу проявляет Правительство Российской Федерации, МВД, которому надо будет потом исполнять этот закон. Фактически введение административной ответственности для юридических лиц (а уже было сказано, что физические лица при этом не освобождаются от ответственности, каждый из них несет ответственность, предусмотренную законом) дает возможность и юридическую основу для прекращения деятельности этих юридических лиц в соответствии с гражданским законодательством. Поскольку привлечение к административной ответственности будет фиксировать факт осуществления этим юридическим лицом незаконной деятельности применительно к нашим детям. Важно, что этот закон предусматривает возложение на органы власти всех уровней соответствующих обязанностей, наделение полномочий в этой сфере. Есть замечания ГПУ, есть Правового управления Аппарата Государственной Думы, но все они устранимы ко второму чтению.

Вопрос Светланы Горячевой:

— У меня вопрос к Елене Борисовне Мизулиной. Фактически сейчас вводится в КоАП административная ответственность юридических лиц за деяния, за которые физические лица несут уголовную ответственность. И не кажется ли вам, что во втором чтении нужно обязательно главной санкцией сделать приостановление или прекращение деятельности юридического лица, особенно за изготовление порноматериалов, а потом уже штраф и все остальное? Вам не кажется, притом, что за изготовление порно 50 тысяч рублей для юридического лица — это смешная сумма, они заплатят с удовольствием штраф, потому что прибыль получают намного больше, и будут дальше продолжать делать то же самое. Потому что в законопроекте приостановление деятельности предлагается как альтернатива. Вам не кажется, что нужно сделать именно приостановление деятельности той самой главной санкцией, которая должна следовать для юридических лиц, и в дополнение к этому возможен и штраф?

Ответ Елены Мизулиной:

— Уважаемая Светлана Петровна, вы подметили противоречивость в этом законопроекте, действительно, и, с точки зрения размеров штрафов для юридических лиц. Но я хочу обратить внимание, что это вопрос для обсуждения во втором чтении, поскольку и в Административном кодексе размеры штрафов могут быть увеличены вплоть до 5 миллионов рублей. То есть это вопрос для согласования. Но что очень важно, действительно, что здесь может иметь место приостановление деятельности. Оно указывается как второе в перечне наказаний и санкциях. А вы знаете, что второй вид наказаний, он основной. То есть начинается перечень в санкциях административных составов с более мягких наказаний и заканчивается более жесткими. Так что это уже есть и в первом чтении. Плюс возможно даже прекращение деятельности юридических лиц. Важно, что юридические лица можно будет привлекать к ответственности. По размеру мы обсудим.

Вопрос Олега Нилова:

— Игорю Николаевичу вопрос. Продолжая логику Светланы Петровны Горячевой, я заявляю, что закон слишком мягкий и бархатный, его, наверное, писал какой-то добрый следователь. Для примера могу привести следующий факт. Мы приняли недавно закон в первом чтении, за нецензурную брань вводится конфискация тех средств, и может быть, даже изданий, которые будут этим заниматься. А здесь за детскую порнографию штраф и приостановление деятельности. Не считаете ли вы, что здесь есть какие-то лоббисты, которые поработали, чтобы смягчить эти нормы? И я считаю, что за детскую порнографию нужно конфисковывать и помещения, и оборудование, и студии порнографические, и типографии, а не просто издания с этими изображениями.

Ответ Игоря Зубова:

— Первое. Я не считаю, что было какое-то лоббистское влияние, это однозначно, потому что мы принимали участие на всех этапах. И данные нормы сконструированы, исходя из предложений ведомств, субъектов Федерации и других участников процесса. И закон проходил обсуждение в экспертном сообществе. И эмоционально, и с точки зрения последствий его принятия возможно и ужесточение видов ответственности. Но мы, я повторяю, говорим об административной ответственности. Уголовная ответственность достаточно жесткая. И сегодня уже говорилось о том, что закон вносится в первом чтении. В процессе обсуждения, если будут приняты более жесткие меры, то это и право и даже обязанность, наверное, депутатского корпуса. А конфискация сегодня предусматривается, обратите внимание на статью 6.20. Есть конфискация.

Выступление Светланы Горячевой:

— Хочу сказать, что законопроект, конечно, несколько двусмысленный. Почему? Потому что присутствует конкуренция уголовно-правовых и административно-правовых норм. Посмотрите, у нас есть специальная статья, которая предусматривает уголовную ответственность, в том числе с реальным лишением свободы, за изготовление порнопродукции с использованием детей-подростков. За это предусматривается уголовная ответственность. Для тех же организаций, которые эту порнопродукцию изготавливают, — только административная ответственность. Понятно, что мы не можем юридическое лицо подвергнуть уголовному наказанию, можем только физические лица. Но получается, что административные санкции на самом деле намного слабее, чем уголовные санкции. Это несоразмерность непонятна. И я неслучайно задавала вопрос, который касается такой административной санкции как приостановление деятельности.

Что же получается? Допустим, какая-то организация незаконно изготовляет порнопродукцию с использованием детей или занимается торговлей детьми. Что предлагается? Штраф этой организации от 50 и до 300 тысяч рублей. Что это такое? Что это за мера ответственности? Либо, как сказано и Еленой Борисовной, приостановление деятельности на срок до 90 суток. А потом что, извините, можно продолжать эту порнопродукцию опять штамповать? Что это за меры ответственности? Поэтому, с нашей точки зрения, если уже мы устанавливаем факт изготовления детской порнопродукции юридическим лицом, необходима такая санкция как прекращение деятельности этой организации в части изготовления порнопродукции, поскольку для физических лиц за это существует уголовная ответственность. Это первое. Второе. Конечно, тут нужно согласиться с Еленой Борисовной, можно как дополнительную меру предусмотреть штраф, и штраф должен быть на миллионы рублей, а не какие-то 300 или 50 тысяч, это вообще просто смешно. Поэтому ко второму чтению законопроекта нужно серьезнее подойти, если удастся выправить эти несуразности, может быть, только тогда можно будет считать, что мы свою функцию выполнили.

Если будет только косметический ремонт, то мы получим конкуренцию норм уголовного и административного законодательства, а потом появятся защитники, которые скажут, что мы заложили административную ответственность более мягкую, чем уголовная, так, что давайте править Уголовный кодекс в сторону смягчения.

Я сама когда-то разрабатывала законопроект, который касался ужесточения уголовной ответственности, в том числе за изготовление детского порно, и знаю, с каким трудом это удалось сделать. И мне бы не хотелось, чтобы сейчас разными уловками мы пришли к другому, обратному, более мягкому подходу к борьбе с детским порнобизнесом. Поэтому мы такие поправки подготовим, и ими предложим ужесточить меры административной ответственности. Хочется, чтобы законопроект приобрел те нормы, которые действительно будут реально влиять на исправление ситуации в России. И мы, в конце концов, перестанем славиться во всем мире тем, что торговля женским и детским телом, торговля детьми и торговля порнопродукцией — это те вопросы, по которым мы впереди планеты всей. Хотелось, чтобы по другим социальным и экономическим вопросам мы были впереди. Поэтому, еще раз подчеркиваю, что во втором чтении необходимо жестко править законопроект в сторону усиления наряду с уголовными административных мер.

Заключительное выступление Елены Мизулиной:

— Уважаемый председательствующий, уважаемые депутаты, благодарю за активное участие в дискуссии по данному законопроекту. И хочу пояснить несколько моментов. Применительно к тому, что прозвучало в выступлении Овсянникова Владимира Анатольевича, применительно к определению детской порнографии. Данный законопроект не содержит определения детской порнографии. Определение детской порнографии содержится в законопроекте, который внесен еще 18 июля прошлого года в связи с выполнением поручения Государственной Думы, депутатами от всех фракций Государственной Думы. Это законопроект 113185-6, который находится в комитете Павла Владимировича Крашенинникова. И мы надеемся, что он в ближайшее время будет внесен на рассмотрение Думы, принят, и тогда это будет очень серьезный вклад в дело борьбы с сексуальной эксплуатацией детей во всех формах.

Второе. Применительно к тому, что сказал Кашин Борис Сергеевич, относительно определения торговли детьми. Действительно такая форма, например, как подневольное состояние, она прямо не указана в определении, но это возможно исправить ко второму чтению. И на что абсолютно правильно обратил внимание Игорь Николаевич, в этом определении, которое предложено в законе, нет исчерпывающего перечня форм сексуальной эксплуатации. Поэтому, например, такая форма, как приобретение клиентом услуг несовершеннолетнего, занимающегося проституцией — это тоже форма сексуальной эксплуатации ребенка, и понимаете, каким должно быть наказание за такие деяния.

Третье. Относительно того, что сказала Светлана Петровна Горячева. Конкуренции уголовно-правовых норм и административно-правовых, применительно к ответственности юридических лиц, не будет, потому что в уголовном законодательстве пока таких санкций и такого вида ответственности нет. Только в административном. Но на что абсолютно справедливо обратила внимание Светлана Петровна, на размеры штрафов. Хочу обратить внимание, уважаемые депутаты, у нас в Административном кодексе штрафы сопоставимы с уголовным законодательством, до 5 миллионов рублей максимальный предел штрафа по КоАП, такой же в Уголовном кодексе. То есть через повышение штрафов можно и для юридических лиц существенно усилить наказание.

А для сравнения могу сказать. В Соединенных Штатах Америки для юридического лица, провайдерской компании, которая обнаружила снимок детского порно и всего лишь обнаружила и не передала в соответствующий национальный центр, который хранит эти снимки, штраф 200 тысяч долларов, а за каждый последующий — штраф 300 тысяч долларов. Поэтому 5 миллионов рублей, если вот сравнивать с такого рода мерами ответственности, сопоставимы и возможны в рамках нашего административного законодательства для юридических лиц.

Но еще раз обращаю внимание, уважаемые коллеги, в том законопроекте, который предусмотрен, что очень важно, он же связан с Гражданским кодексом. Откройте часть вторую статьи 61 ПК, где сказано: «Деятельность юридического лица может быть прекращена, если это юридическое лицо осуществляет незаконную деятельность». Впервые тот законопроект, который мы с вами рассматриваем, предлагает признать незаконной деятельность юридического лица и привлечь к административной ответственности, когда это юридическое лицо занимается вот всем, что связано с детьми, с сексуальной эксплуатацией и так далее. Так что прекращение деятельности юридического лица уже заложено в этом законопроекте, даже ничего не надо дополнять.

И к тому, что сказала Маргарита Николаевна Свергунова, невозможно предусмотреть ответственность в виде лишения свободы даже в рамках уголовного законодательства для юридического лица. И вряд ли надо это делать, потому что законопроект, который мы рассматриваем, в общем-то, позволяет применить достаточно серьезные меры ответственности к юридическому лицу и в рамках Административного кодекса. Ко второму чтению мы, безусловно, учтем все высказанные замечания и предложим депутатам вариант законопроекта уже с учетом высказанных в ходе сегодняшнего обсуждения замечаний.