Выступления

Елена Мизулина об устранении правовых пробелов и противоречий в Семейном кодексе РФ.

25 сентября Государственная Дума в первом чтении рассмотрела проект федерального закона № 806669-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в части устранения правовых пробелов и внутренних противоречий». Данный законопроект представила председатель Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина
25 Сентября 2015

— Уважаемый Сергей Евгеньевич (Нарышкин, Председатель ГД РФ — Прим. ред.), уважаемые депутаты! Я выступаю и от имени авторов, и от имени Комитета, поскольку данный законопроект готовился длительно, имеет очень высокую степень согласования, готовился совместно Комитетом по вопросам семьи и временной рабочей группой при Координационном совете по реализации национальной стратегии действий в интересах детей при Президенте Российской Федерации.

Напомню, что Семейный кодекс Российской Федерации, в который данным законопроектом предлагается внести поправки, был принят в 1995 году. В него системно поправки не вносились, а часть его положений устарели. Он противоречит новому российскому законодательству и, конечно, требует обновления.

В данный законопроект, благодаря большому количеству дискуссий, обсуждений с экспертным сообществом, с лучшими специалистами в области семейного права в России было отобрано 14 поправок, которые наименее спорны. То есть практически подавляющее большинство из них споров не вызывает, эксперты солидарны с тем, что они должны быть внесены в первую очередь. Условно эти 14 поправок можно разделить на четыре группы.

Первая группа поправок — это устранение внутренних противоречий в Семейном кодексе Российской Федерации.

Например, в 2008 году в Семейном кодексе появилась глава 22, которая предусматривает порядок устройства детей-сирот в организации для детей-сирот, а в статье 2 Семейного кодекса, где речь идёт о том, что же регулирует данный Семейный кодекс, такого рода положения не предусматриваются.

Три поправки среди тех, которые предлагается внести, направлены на то, чтобы устранить противоречие Семейного кодекса с Гражданским процессуальным кодексом, такие вещи, которые юридически просто некорректны.

Например, по Гражданскому процессуальному кодексу сказано, что, например, производство о расторжении брака возбуждается судом, суд принимает это решение, а в Семейном кодексе написано, что это делает супруг женщины, речь идёт о 17 статье Семейного кодекса, в которой предусматривается запрет возбуждения производства о расторжении брака в суде супругом беременной женщины или в течение года после рождения ребенка.

Мы устраняем эту некорректность и, соответственно, убираем неблагоприятные последствия, которые такая норма имеет сегодня в реальной практике.

Пять поправок — это третья группа условной классификации — направлены на то, чтобы устранить противоречие Семейного кодекса с другими федеральными законами, прежде всего, с федеральным законодательством об исполнительном производстве.

Напомню, что это законодательство было обновлено, Государственная Дума над ним много работала, и даже в Гражданском процессуальном кодексе сегодня ссылки именно на законодательство об исполнительном производстве. А в Семейном кодексе по-прежнему отсылки к гражданскому процессуальному законодательству, в котором ничего об исполнении не говорится, то есть норма как бы никуда.

И две поправки — в статью 62 и 69 Семейного кодекса. Они содержательные, но они направлены на устранение пробела. Например, сегодня, вы знаете, к сожалению, растёт число случаев, когда несовершеннолетние дети становятся несовершеннолетними родителями. А Семейный кодекс предусматривает, что таким несовершеннолетним родителям, не достигшим 16 лет, органы опеки и попечительства вправе назначить опекуна.

Очевидно, что хотя такие дети и стали родителями, но это ещё дети, им нет даже 16 лет. Поэтому здесь не просто право назначить или не назначить опекуна, это должно быть обязанностью. Конечно, приоритет должны иметь совершеннолетние родители таких детей.

И в 69 статью Семейного кодекса тоже поправка, касающаяся расширения перечня оснований лишения родительских прав. Сегодня в интересах ребёнка может быть лишён родительских прав тот родитель, который совершил преступление в отношении ребёнка либо в отношении супруга, но мы тоже с вами знаем, что реальность такова, что очень большое количество семей и родителей, которые в браке не состоят.

И вот если один из родителей ребёнка совершил преступление в отношении другого родителя, с которым он в браке не состоит, то это не является основанием для лишения родителя, совершившего преступление, родительских прав. Это нелогично и не соответствует интересам ребёнка. Тоже предлагается такого рода пробел устранить.

Поступили отзывы и замечания из 67 субъектов Российской Федерации, они положительные. Поступил официальный отзыв Правительства Российской Федерации, он тоже положительный. Есть замечания, они резонные, но комитет ко второму чтению все эти замечания и поправки учтёт. Мы бы просили поддержать принятие законопроекта в первом чтении.