Выступления

Елена Мизулина. О воинской обязанности и военной службе

Выступление Елены Мизулиной о проекте федерального закона № 426961-5 «О внесении изменения в статью 49 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (о предельном возрасте пребывания на военной службе военнослужащих женского пола; внесён депутатами Государственной Думы Н. В. Левичевым, Е. Б. Мизулиной, О. Л. Михеевым, А. В. Кузьминой, А. В. Беляковым, а также Е. А. Вторыгиной в период исполнения ею полномочий депутата Государственной Думы)
19 Сентября 2012

Вам предлагается законопроект, которым вносится изменение в статью 49 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Этот законопроект появился не случайно — это реакция на устойчивую тенденцию увеличения в Российской Федерации числа женщин-военнослужащих, их число растёт, и это неизбежная тенденция, и естественно, нормы закона, которые раньше касались исключительно мужчин или вводили различия между женщинами-военнослужащими и мужчинами-военнослужащими, сегодня уже теряют актуальность, отстают от реальной жизни.

По статистике, которой мы сегодня располагаем, а она не очень достоверная, к сожалению, потому что в Российской Федерации, несмотря на то что число женщин-военнослужащих растёт (в целом в военном ведомстве сегодня более пятисот тысяч женщин работают и где-то от семидесяти пяти до девяноста тысяч женщин-военнослужащих проходят военную службу по контракту, и есть тенденция к быстрому росту числа женщин, работающих в этой сфере или являющихся военнослужащими), к сожалению, в Министерстве обороны нет ни одной структуры,которая занималась бы вопросами, связанными с прохождением военной службы женщинами. Те страны, где это уже реальность, которые в течение последних лет такого рода практику имеют и имеют соответствующие структуры, естественно,обладают достоверной информацией и о численности женщин, и о том, как они проходят военную службу. Ну, о том, что изменился аппарат управления, что появились в руководстве, даже на должностях руководителей департаментов,женщины-профессионалы (их сейчас более пятидесяти), я думаю, все хорошо знают, с некоторыми из них мы познакомились лично — они были здесь, в Думе. В основном военно-служебные отношения женщин-военнослужащих — а законопроект касается только женщин-военнослужащих, то есть тех, кто проходит военную службу, — регулируются в общем порядке, но есть и различия. И вот одно такое различие — это порядок прекращения военной службы, так называемый вопрос о предельном возрасте пребывания женщины на военной службе. И обратите внимание на то, насколько действующий закон в этой части отсталый.

Вот эта статья 49, о которой идёт речь в законопроекте, предусматривает, что срок пребывания мужчин на военной службе зависит от их воинского звания: чем выше звание, тем дольше срок военной службы, а у женщин он ограничен сорока пятью годами, поэтому фактически у женщины это предельный возраст и воинское звание не имеет никакого значения. Сразу обращаю ваше внимание: посмотрите,служба одинаковая — капитан, сержант, и различия совершенно не вытекают из содержания и особенностей этой службы, но у мужчин срок службы дольше и,соответственно, больше возможностей для получения высших офицерских должностей, у женщин — меньше. Это прямое нарушение статьи 19 Конституции.

Правда, закон допускает заключение нового контракта после достижения женщиной или мужчиной предельного возраста пребывания на военной службе, и вот мои коллеги из Комитета по обороне, в частности, указывают на это: ну, достигла женщина сорока пяти лет, а потом ведь она может контракт на десять лет заключить. Но это, правда, зависит уже не от неё, а от её начальника, и опыт подсказывает, что женщине — а мы специально интересовались: звонили в Министерство обороны, спрашивали экспертов — после достижения пенсионного возраста, вернее, предельного возраста, я неправильно говорю, сорока пяти лет, практически невозможно заключить новый контракт, и, естественно, такого рода норма малоутешительна. К тому же эта норма одинаково распространяется как на мужчин, так и на женщин.

Кроме того, вот это ограничение — предельный возраст сорок пять лет — сегодня исключает для женщин возможность получения высших офицерских званий, даже звания полковника. Сегодня насчитывается среди женщин-веннослужащих, по одним оценкам, двадцать восемь человек в звании полковника, по другим — сорок пять(не могу точно сказать, мы используем экспертные оценки). Генералов нет вообще, именно на военной службе, адмиралов тоже, да они и не смогут дослужиться до этого звания. Мы посчитали, что если женщина будет получать каждое очередное воинское звание в установленном порядке, а законодательство устанавливает минимальные сроки военной службы, по истечении которых военнослужащий может представляться к получению очередного воинского звания,то женщине для того, чтобы получить звание полковника или капитана 1 ранга,нужно будет отслужить двадцать лет. Для того чтобы к сорока пяти годам дослужиться до такого звания, женщине надо начать службу не позднее двадцати пяти лет и при этом обречь себя на бездетность. Если она планирует иметь одного ребёнка, ей надо начать военную службу в двадцать лет, а если двоих -то в семнадцать-восемнадцать лет. Поэтому совершенно очевидно, что не случаен тот факт, что женщин очень мало на высших офицерских должностях: почти две трети женщин служат как раз на должностях солдат, матросов, сержантов,старшин.

Законопроект, который мы предлагаем, направлен на то, чтобы исправить эту устаревшую норму и привести положение статьи 49 в соответствие с Конституцией Российской Федерации, убрать необоснованное различие, когда пребывание на военной службе обусловлено только тем, мужчина ты или женщина. И у женщин пребывание на военной службе тоже должно быть обусловлено воинским званием. К тому же в самом законе сказано, что сорок пять лет — предельный возраст для всех, кто имеет звание ниже полковника или капитана 1 ранга. Поэтому зачем специально выделять женщин? Если только для того, чтобы исключить для женщин возможность получения таких званий, как генерал, адмирал и выше.

В заключении ответственного комитета, к сожалению, приведены два аргумента против принятия нашего законопроекта, который всего-навсего предлагает исключить положение о том, что предельный возраст пребывания на военной службе для женщин — сорок пять лет. Исключение этой нормы позволит распространить на женщин те же положения о предельном возрасте, которые касаются мужчин, где предельный возраст пребывания на службе зависит от воинского звания. Не выслужила большее звание — значит, предельный возраст сорок пять лет, выслужила, стала капитаном первого ранга или полковником -предельный возраст уже пятьдесят лет, если она генерал-майор и так далее -пятьдесят пять лет, а если генерал-лейтенант или адмирал, то вообще уже шестьдесят лет предельный возраст, то есть всё будет зависеть от профессионализма.

Так вот, в заключении комитета два возражения. Одно состоит в том, что наша поправка излишняя, не надо ничего убирать, пусть для женщин остаётся этот предельный возраст, женщины и так могут заключить новый контракт после достижения предельного возраста. Но отмечу, помимо того аргумента, который я приводила, — что это очень сложно женщине сделать, потому что сегодня фактически не идут на то, чтобы продлевать с нею контракт, — что даже если вы посчитаете с этим новым контрактом, то всё равно увидите: женщина ущемлена,потому что получается, что женщина в звании полковника сможет служить максимум до пятидесяти пяти лет (сорок пять плюс десять), а мужчина — до шестидесяти (пятьдесят плюс десять) — таков закон. Поэтому в любом случае есть дискриминация для женщин-военнослужащих, имеющих звание полковника и выше.

Второе замечание, казалось бы, существенное, что Конституционный Суд неоднократно проверял этот и другие законы в части, касающейся предельного возраста пребывания на военной службе, государственной службе, и не признал эти положения неконституционными. Позволю себе возразить: ссылка некорректна.Хотя и проверялись законы на предмет конституционности положений о предельном возрасте, но ни разу это не было как-то связано с полом.

Постановление № 7-П — специально приведу номера, потому что это есть в заключении, — от 6 июня 1995 года. Предмет проверки — статья 19 закона «О милиции» в части положения об увольнении сотрудника милиции по инициативе начальника по выслуге лет, то есть на предмет равенства полов закон вообще не проверялся.

Постановление № 19-П от 27 декабря 1999 года. Предмет проверки — положение закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Здесь речь шла о предельном возрасте для заведующего кафедрой. Кстати, Конституционный Суд признал неконституционным это положение, потому что ограничение по предельному возрасту для заведующего кафедрой не обусловлено спецификой его работы.

Определение от 1 июля 1998 года № 84-О. Предмет проверки — положение о предельном возрасте пребывания на государственной должности, предусмотренное законом об основах государственной службы. Кстати, определение не опубликовано и не имеет обязательной силы, это только рекомендательная норма.

Определение от 8 февраля 2001 года № 45-О. Предмет проверки — положение закона об основах муниципальной службы, опять же в части, касающейся предельного возраста пребывания на муниципальной службе. Не было проверки по признаку пола. Определение не опубликовано и не имеет обязательной силы.

Определение от 5 июля 2001 года № 134-О. Предмет проверки — предельный возраст пребывания на службе в органах прокуратуры, не связан с признаком пола.

Определение от 3 октября 2002 года № 233-О. Предмет проверки — предельный возраст пребывания на должности государственного служащего и возможность увольнения по инициативе начальника при достижении предельного возраста.Снова не было проверки по признаку пола.

Определение от 15 апреля 2008 года № 271-О-О. Предмет проверки — положение об увольнении с военной службы по достижении предельного возраста без проведения аттестации. Не опубликовано, не имеет обязательной силы, предмет проверки не связан с признаком пола.

Мы же не предлагаем исключить или изменить положения, которые устанавливают предельный срок пребывания на военной службе, так вопрос не ставится, мы предлагаем отказаться от различий в регулировании вопроса о предельном возрасте пребывания на военной службе в зависимости от пола, потому что эти различия не обусловлены спецификой занимаемой должности и выполняемой женщиной-военнослужащим либо мужчиной-военнослужащим работы. Конституционный Суд, замечу, последовательно проводит правовые позиции. Допустимо установление предельного возраста при замещении определённых должностей, если это ограничение обусловлено спецификой и особенностями выполняемой работы.Возрастное ограничение для женщин такого рода особенностями не обусловлено,не может рассматриваться в качестве специального требования, обусловленного характером военной службы, при наличии определённого звания и является дискриминационным — таково мнение всех экспертов. Мы собрали множество заключений, мнений экспертов, статей экспертов, которые занимаются анализом в этой сфере. Все они считают, что в этой части закон устарел и требует изменения. К тому же могу сослаться на слова председателя Общественного совета при Министерстве обороны Игоря Коротченко, который заявил «РИА Новости», что женщина должна иметь право делать военную карьеру, чтобы получить генеральское звание. Становится просто неприлично сохранять такие одиозные различия, потому что получается: солдатом, женщина, можешь быть, а генералом — ни за что. Поэтому мы предлагаем исходить не из корпоративной солидарности, может быть, некоторой мужской части военных, а из норм Конституции и права, и наш законопроект как раз позволяет вернуться на позиции права и Конституции.