Выступления

Елена Мизулина о судебной системе Российской Федерации

Выступление Елены Мизулиной о проекте федерального конституционного закона № 70703-6 «О внесении изменений в статьи 13 и 14 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» и статьи 21 и 22 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (о снятии ограничения по возрасту для замещения должности Председателя Верховного Суда Российской Федерации), о проекте федерального закона № 70707-6 «О внесении изменений в статьи 6-1 и 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» (о снятии ограничения по возрасту для замещения должности Председателя Верховного Суда Российской Федерации)
22 Мая 2012

Современные международные стандарты в сфере правосудия однозначно связывают само существование суда с понятием справедливости, а фундаментальной основой справедливого правосудия является как раз независимость суда. Независимость суда не есть категория абсолютная, независимость суда предполагает, что суд во всяком случае должен зависеть от закона.

Но какие законы мы принимаем? Разве не мы недавно приняли закон, который позволяет или обязывает судью снова осуществлять обвинительные функции в уголовном судопроизводстве, становясь на одну сторону — сторону обвинения?Разве не мы сегодня планируем принятие закона, которым будут предусматриваться жёсткие санкции в отношении нарушителей — участников митингов и демонстраций? Кто будет крайним? Опять будет крайним суд. А между тем должна сказать, что именно судьи легче всего подчиняются силе закона,реализуют его и заставляют всех других подчиняться закону. Я напомню: когда начиналась судебная реформа в начале 90-х годов, предполагалось, что судья должен встать над правоохранительными органами, над прокуратурой, следствием,он должен быть независимым посредником между сторонами, он должен заставить всех одинаково соблюдать закон и обеспечить справедливость правосудия. Но разве последующие законы, которые принимала Государственная Дума, были таковыми? Так что уместно напомнить пословицу: «Нечего на зеркало пенять,коли рожа крива». Поэтому предъявляемые нами требования к качеству законов,которые обязаны исполнять судьи, давайте адресуем прежде всего себе.

Разница в способах, которыми исполнительная власть ухищряется обеспечивать зависимость судебной, зависит от времени. Напомню, что в советское время судьёй Верховного Суда и даже областного нельзя было стать, если ты не был членом КПСС, в 90-е годы — это материальная зависимость (квартира, другие материальные блага). Сейчас несколько другие формы, сейчас уже не материальная зависимость, а именно то, что мы с вами сегодня обсуждаем, — так называемая несменяемость судьи. Не случайно в последние двадцать лет именно эти вопросы — срок полномочий судей, предельный возраст судей — очень часто были предметом рассмотрения здесь, в зале Думы. Напомню, за последние двадцать лет только применительно к Конституционному Суду что было? Срок -двенадцать лет, пятнадцать лет; предельный возраст — шестьдесят пять,семьдесят лет; бессрочное пребывание в должности судьи применительно к председателю Конституционного Суда.

Между тем, что касается несменяемости судей, в мире существует всего два способа её обеспечения. Прежде всего, это срок пребывания в должности судьи -он колеблется от семи до двадцати лет, во-вторых, в подавляющем большинстве развитых, устойчивых стран применяют другой способ — бессрочность пребывания в должности судьи. Даже в тех странах, которые в последнее время ввели предельный возраст пребывания в должности применительно к высшим судам, то есть это то, что мы обсуждаем, — например, в Великобритании семьдесят пять лет, — всё равно это носит индивидуальный характер, то есть по достижении возраста семидесяти пяти лет нет автоматического освобождения от должности.

Уважаемые коллеги, я должна заметить, что дискуссии по поводу преклонного возраста судей имеют некоторые основания, но ведь применительно к высшим судам у нас и начальный срок занятия этих должностей более высокий: в Конституционном Суде — сорок лет, в Верховном Суде, Высшем Арбитражном -тридцать пять лет. И это не случайно, я скажу даже больше: для фундаментальной основы судебной власти, независимости суда именно преклонный возраст является гарантией беспристрастности и справедливости суда сегодня, в наших нынешних условиях.

Правда, в то же время могу заметить, что нельзя противопоставлять председателя суда и судей. И здесь «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» считает, что ко второму чтению нужно принять соответствующие поправки и уравнять судей Верховного Суда, Конституционного Суда, Высшего Арбитражного Суда и председателей, ибо на самом деле (не могу согласиться с уважаемым коллегой Минхом) полномочия председателя — организационные, административные,надзорные полномочия, процессуальные полномочия — проистекают из процессуальных полномочий, из статуса судьи, — это самое главное! — а решения принимаются коллегиально. И очень важно, чтобы председатель суда при реализации процессуальных полномочий не противопоставлялся судье, они должны быть равновеликими. Для всех должно быть снято ограничение предельного возраста — это и будет гарантией независимости высших судов, значит,гарантией того, что мы можем и продолжить судебную реформу, и сделать так,чтобы право в России было обязательно для всех, а не только для избранных.

Фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» считает, что именно в лице судей Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Конституционного Суда мы можем видеть тех,кто обеспечит безусловную законность в Российской Федерации, и мы должны создать для этого условия. Именно солидарность с судами, для которых закон стал бы единственным мерилом, единственным из источников зависимости, и есть то, что обеспечит в России справедливое правосудие.

Наш долг — это принятием сегодняшних законов оградить Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд и Конституционный Суд от всего наносного, что препятствует,мешает судьям этих судов быть зависимыми только от закона — качественного,непротиворечивого, не меняющегося ежеминутно, понятного. Поверьте, крайним суд будет всё равно, но, когда он будет применять хороший закон, это будет хорошее правосудие. Очень во многом вина в том, что сегодня общество не верит судам, лежит и на нас.

И я поддерживаю тех коллег, которые говорят, что неприлично в этом зале давать отрицательные оценки председателю Верховного Суда. Тот, кто знает, как творилась судебная реформа в последние двадцать лет, должен объективно сказать: его заслуга в том, что мы создали основы для независимой справедливой судебной власти, очень велика.

Мы будем голосовать за эти законопроекты.