Выступления

Елена Мизулина о ратификации Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений

Выступление Елены Мизулиной о проекте федерального закона № 259792-6 «О ратификации Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений»
26 Апреля 2013

Фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» поддержит ратификацию факультативного протокола к Конвенции ООН о правах ребёнка, касающегося борьбы с торговлей детьми,детской проституцией и детской порнографией. Я должна сказать, что вообще-то ратификация обеих конвенций и особенно факультативного протокола — это большая победа общественности: в России должно появиться современное законодательство, направленное на борьбу с сексуальным насилием над детьми. Конечно, это и личная заслуга Владимира Владимировича Путина.

Факультативный протокол очень конкретный, и в любом случае он предусматривает то, над чем так долго работали мы, депутаты Государственной Думы, и что препятствовало, в частности, принятию известного антипедофильского закона,застрявшего сейчас в недрах комитета по гражданскому и уголовному законодательству (законопроект № 113185-6), где даётся определение детской порнографии. Так вот, факультативный протокол чётко относит к детской порнографии любые изображения, связанные с сексуальными действиями в отношении детей, изображения, осуществлённые любым способом, — и анимационные, и рисованные изображения. Именно этот факультативный протокол вводит и уголовную ответственность. Обратите внимание, коллеги, мы с вами только что обсуждали вопросы о международном усыновлении и о посредничестве:вводится уголовная ответственность за незаконное склонение в качестве посредника к согласию на усыновление в нарушение норм международного права,то есть когда, например, родителей, руководителя детского дома склоняют к тому, чтобы они дали согласие на усыновление ребёнка — за деньги, ещё как-то,- фактически эти действия должны будут подпадать под уголовную ответственность, и Российская Федерация берёт на себя обязательство такую ответственность ввести.

Но из этих двух конвенций самый проблемный документ — это вторая конвенция,Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. На взгляд нашей фракции, те, кто готовил на ратификацию эту конвенцию, перестраховались: все шесть оговорок, которые предусмотрены в тексте конвенции, взяты на вооружение Российской Федерацией.А вот теперь, коллеги, прошу быть внимательными: что означает принятие конвенции со всеми шестью оговорками, каковы последствия? Если их в общем виде представить, то Россия не усиливает, а ослабляет меры борьбы с сексуальной эксплуатацией детей и меры защиты детей от сексуальной эксплуатации.

Первое. Россия отказывается взять на себя обязательство — а оговорка это и означает, причём отказывается полностью, как правило, — например, вводить уголовную ответственность за производство и хранение детского порно с изображением несуществующего ребёнка, это мультобразы, анимационные образы,например известные мультфильмы, аниме, которые распространяются в Интернете.Что это означает? Это очень опасная вещь: из определения детского порно (у нас ещё его пока нет, только законопроект в комитете) мы теперь должны будем такого рода моменты убрать. А ведь детская порнография сама по себе провоцирует педофила на вступление в сексуальные действия с ребёнком:насмотревшись такой детской порнографии, он выходит на улицу и хватает первого попавшегося. Опасность детской порнографии в том, что она в разы усиливает риск для ребёнка стать жертвой сексуального насилия. А для детей?Ребёнок натыкается в Интернете на этот японский фильм, аниме, мультик — ну,дети же доверяют мультфильмам, они живут в мире мультфильмов, анимационных фильмов, значит, он его не испугается, — вот вам сексуальное развращение! Как же мы такое обязательство на себя не взяли?!

Второе. Предлагается не вводить уголовную ответственность за производство и хранение порнографии, если есть изображения сексуальных действий с юношами и девушками шестнадцати лет, произведённых с согласия этих юношей и девушек и исключительно для их частного использования. А что такое «частное использование»? Если нафотографировали друг друга, сексуальные действия,скажем так, половые органы и выбросили в Интернет — это что, их право?!Частное использование — это значит, я сам распоряжаюсь? Это их право и мы никак не должны на это влиять или же мы как-то должны это регулировать?Государство говорит: нет, мы не берём на себя обязательство регулировать.

Не вводится уголовная ответственность за покупку детской порнографии в Интернете. Как же так?! Вот нам приводили пример, Игорь Николаевич, что выскакивает спам, когда мы, например, почту открываем или какой-то ресурс в Интернете, — хорошо, здесь можно согласиться. Но сегодня, делая полную оговорку о том, что за преднамеренное получение доступа к какой-то порнографической информации в Интернете не вводится уголовная ответственность, мы выбрасываем ответственность за покупку детского порно в сети Интернет. Как же так?! Это недопустимо! Чего тут ждать?!

Предлагается не вводить уголовную ответственность за сознательное, — вдумайтесь! — сознательное посещение порнографических представлений с участием детей, если дети дали согласие. Какой возраст? По Семейному кодексу- десять лет? Ребёнок говорит взрослому, учителю или маме с папой: да, я готов пойти на спектакль, где совершаются разного рода порнографические,сексуальные действия, — и мы будем на это смотреть?! А как же наша общая борьба с тем, чтобы не допускать сексуального растления детей?! Я не понимаю смысла таких оговорок!

Россия не берёт на себя обязательства установить уголовную ответственность за вот такие умышленные деяния: за предложение или представление детской порнографии не за деньги, а, например, в обмен — то есть это как бы не оборот; за приобретение детской порнографии для себя или для другого лица -какого другого лица: для педофила, или для друга, или для своего ребёнка, или для ученика?

Или вот: совращение ребёнка в форме умышленного склонения к наблюдению сексуального насилия или деятельности сексуального характера. Игорь Николаевич, вы же знаете, что одна из форм осуществления развратных действий- это когда вместе смотрят порнографическое видео ребёнок и взрослый педофил,это статья 135 Уголовного кодекса. По этой оговорке мы должны убрать уголовную ответственность за развратные действия в виде совместного просмотра такого рода фильмов. Коллеги, это очень опасно!

По оговорке Россия отказывается от обязательств ввести уголовную ответственность за любое умышленное предложение о встрече, с которым взрослый при помощи Интернета обращается к ребёнку с тем чтобы встретиться с ним реально и совершить сексуальные действия. Как мы их будем выявлять сегодня в сети Интернет, таких педофилов?

Кроме того, Россия не берёт на себя обязательства устанавливать уголовную ответственность и осуществлять преследование, если педофил не является гражданином Российской Федерации, например, мигрант или иностранец,занимающийся секс-туризмом. Тоже непонятно, почему мы делаем такие изъятия.

Конечно, коллеги, можно предложить такой вариант: ввести административную ответственность за ряд этих действий. Но я обращаю ваше внимание, что за некоторые действия мы просто не имеем морального права вводить административную ответственность. Но если введём, смотрите, чего мы лишаемся по этой конвенции: блокируются положения об информировании общества об осуждённых по этим статьям лицах, о запрете для этих лиц заниматься профессиональной деятельностью, связанной с детьми; будут более короткие сроки давности: по административному кодексу — это один год, по Уголовному -от двух до пятнадцати лет. По конвенции должны быть осуществлены сбор и хранение генетического кода (ДНК) лиц, осуждённых за эти преступления, а привлечение к административной ответственности за такие правонарушения — это не осуждение. Эти лица не могут быть выданы другим государствам, конфискация имущества, доходов, полученных таким путём, тоже на них не распространяется.То есть слишком многого мы лишаемся в сфере защиты детей от сексуального насилия.

Уважаемые коллеги, согласно статьям 192 и 194 нашего Регламента ответственный комитет, это Комитет по международным делам, и уж тем более Дума может принимать закон о ратификации не в одном чтении, если у депутатов есть оговорки. По меньшей мере по некоторым оговоркам нужно снять вот эту однозначность применительно к определению детского порно, применительно к подавляющему большинству оговорок, где Россия полностью отказывается пока брать обязательства, и термин «полностью» хотя бы заменить термином»частично». Но самое главное, мы могли бы найти очень простой выход: заложить переходный период, для того чтобы постепенно все оговорки были сняты, ну,например, два года или даже пять лет, но это тоже возможно только путём внесения поправок в закон о ратификации, наш Регламент нам позволяет это сделать. Если оговорки не согласованы с Президентом Российской Федерации в данном случае или с правительством, мы можем принять проект закона сегодня в первом чтении, а затем во втором уже с этими поправками.

Вчера Владимир Владимирович Путин, выступая, сказал, что общество должно оградить себя от таких явлений, как детская порнография и педофилия. Наша фракция предлагает не по кусочкам эту раковую опухоль развращения наших детей отрезать, а полностью, поэтому мы предлагаем снять эти оговорки, или сделать их более мягкими, или по меньшей мере установить переходный период для снятия этих оговорок.