Выступления

Елена Мизулина. О запрете на увольнение по инициативе работодателя родителей, воспитывающих ребенка-инвалида

Выступление Елены Мизулиной о проекте федерального закона № 624247-5 «О внесении изменений в статью 261 Трудового кодекса Российской Федерации» (о запрете на увольнение по инициативе работодателя родителей, воспитывающих ребёнка-инвалида; внесён депутатами Государственной Думы Е. Б. Мизулиной, О. Н. Алимовой)
03 Июля 2012

Я хочу обратить внимание на ту проблему, которая поставлена во внесённом мной и коллегой Алимовой законопроекте.

Суть законопроекта очень проста: распространить существующий сегодня запрет на увольнение по инициативе работодателя матерей, воспитывающих детей-инвалидов, также на отцов. Естественно, это неконституционно — то, что мать, воспитывающая ребёнка-инвалида, не может быть уволена, для неё существуют специальные гарантии в Трудовом кодексе, а применительно к отцу таких гарантий нет. В случае принятия того законопроекта, который я представляю, мало того что, первое, Трудовой кодекс, 261-я статья, будет приведён в соответствие с Конституцией Российской Федерации, но и, второе,самое главное, в семье, которая воспитывает ребёнка-инвалида, — а в законопроекте говорится о родителе, то есть не исключается ситуация, когда оба родителя есть у ребёнка-инвалида, когда полная семья, — нельзя будет уволить одного из родителей либо обоих работающих родителей по инициативе работодателя, ну, например в случае сокращения штатов.

Я хотела бы обратить внимание на то, что в 261-й статье есть изъятия относительно того, что эта гарантия — запрет на увольнение — не распространяется на ряд случаев, которые связаны с ликвидацией организации, с прекращением её деятельности, со случаями нарушения трудовой дисциплины,которые могут являться основанием для расторжения трудового договора по инициативе администрации, со случаями, когда работающий родитель, например,является педагогическим работником и применял насилие по отношению к воспитанникам или ученикам, то есть изъятия из этого правила есть, но здесь мы их не затрагиваем.

Мне совершенно очевидно, что шанс на принятие этого законопроекта невелик, ибо имеется отрицательный отзыв правительства, но обратите внимание, к чему сводится главный лейтмотив этого отказа: «…предлагаемое нововведение… будет ограничивать свободу экономической деятельности работодателя и создавать возможность злоупотребления правом такими работниками». Уважаемые коллеги, вот на этом маленьком примере видно,что мы имеем дело с некоторыми очень важными вещами, которые нам приходится здесь обсуждать и по которым неоднократно принимались решения.

Первое. Очевидно, что имеет место конкуренция конституционных прав: с одной стороны, экономическое право — свобода предпринимательской деятельности, с другой стороны — право на социальную защиту, даже не право на труд, а право на социальную защиту, ибо эта гарантия работающей матери, воспитывающей ребёнка-инвалида, предоставлена именно в связи с тем, что она осуществляет очень сложную социальную функцию, впрочем, как и отец.

Второе, что важно в этой ситуации, — это то, что, к сожалению, в такого рода конкуренции конституционных прав Правительство Российской Федерации устойчиво делает выбор в пользу не слабой стороны, а сильной. А кто в данном случае слабая сторона — работодатель или работник, воспитывающий ребёнка-инвалида?Совершенно очевидно, что в данном случае это родитель, воспитывающий ребёнка-инвалида, или работник, конечно, он, но правительство каждый раз при конкуренции конституционных прав делает выбор в пользу сильной стороны. Как правило, такой сильной стороной оказывается бизнес-структура, бизнес-интерес,в данном случае работодатель.

Третий важный момент. Коллеги, а Россия — это социальное государство или рыночное государство? Вообще-то, социальное, что специально подчёркнуто в нашей Конституции. А что означает «социальное»? Это означает, что государство обязано вводить так называемую позитивную дискриминацию, то есть специальные меры, которые обеспечивают слабым участникам гражданского общества — а к ним,безусловно, относится семья, родитель, родители, которые воспитывают ребёнка-инвалида, — возможность на равных с другими членами общества и осуществлять право на труд, и заниматься предпринимательской деятельностью, и воспитывать детей, и вообще быть счастливыми. Выполняет в данном случае правительство, которое однозначно поддерживает только позицию работодателя,важнейшую социальную функцию российского государства? Вряд ли.

Уважаемые коллеги, я вообще полагаю, что этот законопроект, как и многие другие, которые мы здесь рассматриваем, — это точно проверка не только Правительства Российской Федерации на социальность (с ним, к сожалению, многое понятно), но и самой Государственной Думы на дружественность отношения к семьям, которые воспитывают ребёнка-инвалида, не просто больного ребёнка, а ребёнка, который имеет этот социальный статус, это не такая простая вещь, и если вы за социальность, то вряд ли у вас поднимется рука проголосовать против этого законопроекта.

Не скрою, когда ко мне обратились и стало очевидно, что имеет место жесточайшая дискриминация отца, воспитывающего ребёнка-инвалида, и нужно эту ситуацию ликвидировать, был простой вариант — записать «единственный работающий родитель», тогда бы это не распространялось на двух работающих, но мы стали обсуждать с экспертами эту ситуацию, и я вам должна сказать, что всё-таки мы записали так: работающие родители. Почему? Тот, кто знает, как строится и как функционирует семья, воспитывающая ребёнка-инвалида, тот должен знать: во-первых, семей полных очень мало. Мы попытались собрать данные — к сожалению, правительство ими не располагает, как всегда, — нашли обрывочную информацию. Ну, например, есть ассоциация родителей, которые воспитывают детей, страдающих детским церебральным параличом, — 2 процента полных семей. То есть если у нас сегодня 518 тысяч детей-инвалидов, 518 тысяч семей, то вот применительно к этим 518 тысячам какова ситуация? В докладе уполномоченного по правам человека, за 2006 год правда, отмечается: у нас только 4 процента полных семей, воспитывающих детей-инвалидов независимо от формы болезни. Значит, если у нас 518 тысяч таких семей, то 4 процента — это20 тысяч полных семей, 20 тысяч! То есть речь идёт о том, что если мы отказываемся принять этот законопроект, то 20 тысяч работающих родителей детей-инвалидов в Российской Федерации могут оказаться в ситуации, когда их будут сокращать в связи с сокращением численности аппарата, штатной численности организации и они, к сожалению, пострадают, речь о двадцати тысячах родителей!

Но даже если оба родителя есть, вы прекрасно знаете: один из них всегда вынужден находиться дома и заниматься уходом за ребёнком. Как умудряется единственная мама, воспитывающая ребёнка-инвалида, и работать, и находиться рядом с ребёнком, это вообще большая загадка, и хорошо было бы, если бы правительство изучило, какой ценой ей это даётся. Пособие по уходу, вы знаете, невелико — 1 тысяча 200 рублей, проиндексировано, по-моему, то есть небольшая сумма. Совершенно понятно, что выжить на такого рода средства практически невозможно. Более того, ведь это пособие выплачивается, если родитель не работает. То есть закон-то циничен: фактически предоставляется пособие, но говорится — ты только ухаживай, но не работай. А на что жить? К сожалению, сложности у семей с детьми-инвалидами гигантские.

И почему мы говорим о недружественной среде? Если отношение будет недружественным в правительстве, если оно будет недружественным здесь, среда всегда будет недружественна там, за пределами Думы. Что значит»дружественность«? У нас есть центры временного пребывания детей-инвалидов,чтобы хотя бы на день, на какое-то количество часов могла семья, родители увезти туда ребенка? Нет! У нас родители, воспитывающие детей-инвалидов, -это крепостные, они привязаны к своему ребёнку, у них нет ни личного времени,ни свободного, ни на что, инфраструктуры, которая позволяла бы им хотя бы какое-то время побыть отдельно, заняться собой, нет. У их детей, естественно,нет возможности коммуникации. У нас что, есть специализированные места отдыха таких родителей с детьми? Да что вы, дай бог, если такой родитель получит хотя бы путёвку в санаторий для своего ребёнка! Я думаю, многие из вас неоднократно помогали таким родителям устроить ребёнка в такой санаторий, но если и дают путевку, то один раз в год, а ему, может быть, надо, особенно если есть какой-то позитив в лечении, три, четыре, пять, шесть раз в год в таком санатории лечиться. А где родитель в это время? Кто ему компенсирует эти затраты? Вопрос практически вообще не решён. Я уж не говорю про свободу экономической деятельности для самого родителя, который воспитывает ребёнка-инвалида. И неужели при таких условиях в той малой гарантии, которую предусматривает этот законопроект, мы способны отказать?!

Я вам скажу, что недавно — хочу ещё обратить внимание на недружественность власти, в частности Пенсионного фонда, — ко мне обратилась одна семья, в которой молодой сын, двадцати с небольшим лет, служил в армии, оказался инвалидом-колясочником. Семья его поддерживает, он даже женился,жена-студентка получает пособие по уходу за ним. Но он же мужчина, к тому же физически крепкий, только привязанный к этому креслу, — семья вместе с ним создаёт индивидуальное предприятие по ремонту автомобилей. Это далёкий район в Омской области, в 300 километрах от Омска, Муромцевский район, — понимаете,что там не может быть большого дохода от этого ремонта. Он создаёт предприятие вместе с отцом, ничего не скрывает, индивидуальное предприятие регистрируется, а через год Пенсионный фонд выставляет иск о взыскании 30 тысяч рублей за незаконно полученное пособие по уходу за ним. Скажите, этот инвалид-колясочник, даже если найдена эта занятость, которая имеет скорее социальную функцию, чтобы он не потерялся окончательно, чтобы он сохранил собственное достоинство, он что, не нуждается в уходе? Конечно, нуждается!Это очень жестокое предложение, но хорошо бы тех, кто обращается с такими исками, посадить вот в эти инвалидные кресла. Самое печальное: когда я стала разбираться в этой ситуации, выяснилось, что закон-то указывает, что только умышленное, преднамеренное сокрытие такого рода обстоятельств может являться основанием для взыскания вот этих выплаченных сумм, — почему Пенсионный фонд даже не обратил внимания на эти моменты и даже после разговора со мной настоял на этом иске? То есть его и его семью наказали за то, что он нашёл смысл жизни даже в этих тяжёлых условиях, в которых он находится. Мы,конечно, помогли этому человеку, помогли индивидуально, чтобы ему не пришлось возвращать государству такую громадную сумму, но, к сожалению, я вам должна сказать, именно у ставших взрослыми детей-инвалидов самая тяжёлая судьба в России, они просто обречены, поэтому я считаю, что важен любой шаг, даже маленький, а этот незатратный шаг, который позволяет нам облегчить их участь,который рассчитан на солидарность работодателей, надо обязательно сделать.

Ну и коллеги, некоторые говорят: «Да вы знаете, Елена Борисовна, вы же этим законопроектом сделаете так, что работодатели не будут брать на работу людей,у которых есть дети-инвалиды». А они что, берут их сейчас? А что, сейчас работодатель их с распростёртыми объятиями принимает? А что, сейчас, когда начинается волна сокращений, — а вы знаете, что она начинается и нарастает, -им будут какие-то поблажки без этого закона? Не будут — их будут увольнять в первую очередь!