Выступления

Дистанцируясь, посольство США только ухудшает ситуацию

Следственный комитет будет требовать заочного ареста всех американцев, допустивших насилие в отношении детей из России. Об этом заявил глава ведомства Александр Бастрыкин. Председатель комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей, депутат от «СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ» Елена Мизулина обсудила ситуацию с ведущей Дарьей Полыгаевой.

Ранее Генпрокуратура России запросила у американских властей информацию об обстоятельствах смерти трехлетнего Максима Кузьмина. Минюст обещал незамедлительно информировать о ходе расследования. Ситуация с российскими детьми, усыновленными иностранцами, будет обсуждаться на заседании профильного комитета Госдумы
21 Февраля 2013

— Что сегодня будете обсуждать в Думе?

— Сегодня у нас специальное расширенное заседание комитета, где мы будем обсуждать вопрос, связанный с ситуацией гибели российских детей, устроенных на воспитание в семьи. В том числе, и в семьи российских граждан, в связи с трагическими обстоятельствами гибели Максима Кузьмина.

— На лентах были сообщения о том, что Госдума потребует возвращения второго ребенка из этой семьи. Скажите, что вам известно о том, в каком положении он сейчас находится в США?

— Мало что известно, кроме информации, что он продолжает жить в той же семье, по меньшей мере, с отцом, который допускал употребление психотропных веществ погибшим братом Кирилла Кузьмина, что мать приемная раз в неделю с ним видится. И, конечно, нас это очень удручает. Поэтому вопросов много. И мы собираемся их сегодня задать.

— Скажите, что в этой ситуации может сделать Госдума? Есть «закон Димы Яковлева», который был принят. Что сейчас, кроме заявлений, может сделать российский парламент?

— Кроме заявлений, мы обратимся к парламентариям тех стран, дети которых тоже усыновлены в США, чтобы они взяли под контроль, в каком состоянии находятся их дети у американских усыновителей. Мы обратимся к депутатам Государственной думы, делегатам межпарламентских организаций — в том числе в Парламентскую ассамблею ОБСЕ, Европарламент, их очень много, — чтобы они внесли соответствующие проекты резолюций в своих организациях. Резолюций, касающихся нетерпимой ситуации, связанной с необеспечением безопасности детей, усыновляемых из других стран американскими гражданами. Возможно, вплоть до запрета или приостановления усыновления в США из всех стран.

Мы обратимся, поскольку американские власти не реагируют, не идут на контакт, мы обратимся к Общественной палате Российской Федерации, чтобы через свои контакты с неправительственными американскими организациями установить взаимодействие и обеспечить контроль за условиями проживания российских детей, усыновленных американскими гражданами. Мы попытаемся собрать информацию о них с помощью гражданского общества Америки. Мы можем использовать все ресурсы на уровне межпарламентских контактов, парламентариев, на уровне контактов с неправительственным американскими организациями, чтобы, если американские власти ничего не делают, мы могли собрать эту информацию и обеспечить такой контроль за детьми, чтобы их жизни и здоровью ничего не угрожало.

— А расскажите о ваших контактах с послом Майклом Макфолом. Я так понимаю, что вы его сегодня приглашали в Думу, но он отказался. Но он, в свою очередь, сказал, что готов встретиться с вами не в Думе. Вы готовы с ним встретиться?

— Да, я вам скажу, что я первый раз встречаюсь с таким недружественным отношением. С предыдущим послом Джоном Байерли, когда 8 июля 2008 года произошла трагедия с Димой Яковлевым, было иначе. Нам хватило одного звонка в посольство США, чтобы они нам не только предоставили информацию, а тут же пришла целая делегация от посла. Нам предоставили всю информацию, ответили на все вопросы, мы получили письменную информацию, контакт был выстроен сразу. Нас держали в курсе относительно хода расследования, судебного разбирательства. Было несколько встреч с государственным обвинителем по этому делу, а сам посол прислал письмо, которое было проникнуто очень большим состраданием и сочувствием. Было полное взаимопонимание и обмен информацией.

Ведь проблема еще состоит в том, что мы не имеем достаточно информации от официальных американских властей, мы не можем задать им вопрос, например, почему они сразу не проинформировали, ведь событие было 21 декабря, что они вообще делают для того, чтобы уполномоченные организаций на их территории обеспечили постановку на консульский учет всех наших детей, которые усыновлены американскими гражданами, в соответствии с российско-американским соглашением. Я захотела просто им в глаза посмотреть, потому что когда шло обсуждение этого соглашения, они все клялись в своей исключительной чувствительности по отношению к детям, в своем исключительно дружественном отношении к семьям и детям.

— Смотрите, Майкл Макфол тоже выражал соболезнования, он же сказал, что готов встретиться с вами, но не в Государственной думе, поскольку как посол он не может туда прийти.

— Хорошо. Я вам про это и говорю, что он может не прийти сам, но он может направить своих сотрудников, включая представителей Минюста США при посольстве США. Минюст США — это то ведомство, в состав которого входит ФБР. Оно ведет расследование. Его возглавляет генеральный атторней — это генеральный прокурор США. У них достоверная информация относительно ситуации. Потом нам же надо какую-то информацию получить, что будет с этим мальчиком. У нас новые факты сейчас появились. Но мы их вылавливаем в СМИ. Наш МИД, посольство вылавливает через СМИ в Америке, разве это дело? Они должны сообщать, Госдеп. Дистанцируясь, посольство США ничего не добьется, только ухудшает ситуацию, проблемы, связанные с информированием и взаимодействием. Пусть не сам посол, если это не по протоколу. Но направить сотрудников, у них очень профессиональный состав. Почему раньше таких проблем не было, а сейчас возникли, мне непонятно.