Дело Егора Спахова: родители в шоке от решения органов опеки

Дело Егора Спахова: родители в шоке от решения органов опеки

Егора Спахова — мальчика, похищенного два года назад из дедовского роддома, за судьбой которого «Вести» следят уже несколько месяцев, могут отдать в новую приемную семью. По мнению психологов, у Сергея Спахова, который все это время растил мальчика как родного сына, недостаточно педагогических навыков для его воспитания. Однако отступать он не намерен. Как приемные родители Егора собираются за него бороться?
31 Марта 2017

Елена накрывает на стол. Она еще никому и никогда не давала интервью, молча стиснув зубы, накапливая боль, обиду, страх, ведь это про ее ребенка — во всех теле-эфирах, в газетах, в Интернете. Чужие люди словно смакуют эту трагедию. Егор, которого почему-то теперь называют Матвеем, где-то очень далеко. Ее туда не пускают, и вот не выдерживает — слезы, которые она так старательно прятала за улыбкой.

Сергей всегда рядом. Он — муж, мужчина, давно понял и простил. Как его жена, потеряв своего маленького (он умер при родах), взяла чужого мальчика, от которого отказалась мама. Как такое стало возможным, куда смотрел медперсонал родильного дома, или на что точнее — закрыл глаза, в этой семье не обсуждают.

Сергей не знал ничего. Для него это был родной ребенок. Родным и остался. В детской комнате малыша ждут любимые игрушки. И любовь близких людей. Ровно неделю назад эта семья подала в суд на решение органов опеки. Опека решила, что маленькому Егору будет лучше не с родными людьми, а с чужими. Почему с чужими — Сергею объяснили, но не сразу. Сначала попросили закончить школу приемных родителей. Сергей школу закончил. И вместе с дипломом получил заключение некоего школьного психолога, согласно научным тестам которого, ребенка младше 9 лет Сергей воспитывать не может. Старше — пожалуйста, младше — никак.

«У меня подруга-психолог, — рассказывает Елена Спахова. — Она говорит, это не поддается объяснению, и объяснить вам по-русски, я тоже это не могу».

Почему органы опеки приняли решение на основании некоего теста некоего психолога — в этой семье главный вопрос. «Для нас был ужас и шок, потому что когда все это началось — оформление и сбор справок, опека была одна из первых, кто нам в этом помогал, и когда получили это постановление, мы были просто в шоке, — рассказывает Елена. — Я не знаю, что там произошло».
29 марта Сергей привез в органы опеки документы, подтверждающие, что у него есть опыт воспитания детей, что с жилищными условиями все в порядке, и ребенок ни в чем нуждаться не будет. Отказ прозвучал с порога. Знакомый юрист объяснил: не имеют права. Сергей вернулся. Со второй попытки документы приняли.

Последняя встреча Спаховых с мальчиком. Из больницы ребенка отвезли в приют. С тех пор мальчика они не видели. Определить в новую приемную семью по закону его можно только после соблюдения всех формальных процедур. В Общественной палате обещают взять дело на контроль.

Да, Елена нарушила закон, похитив ребенка, пусть даже никому не нужного, из роддома. Но это формальная сторона вопроса. О неформальной — говорит Елена Мизулина — председатель временной комиссии Совета федерации по совершенствованию Семейного кодекса: «Здесь фактически люди, ставшие родными. Эта бесчеловечность очень обескураживает. Я считаю, что это признак непрофессионализма тех сотрудников опеки, которые такую поспешность проявили по отношению к ребенку и по отношению к родителям. Нельзя плодить жестокость и несправедливость».

Елена Мизулина готовит официальный запрос на имя генерального прокурора, ведь этот случай беспрецедентный. И что важнее — формальное соблюдение норм и правил или просто — человеческое милосердие к людям, которые жили когда-то дружной семьей в доме, который вдруг опустел?

Источник: ВЕСТИ.RU