Елена Мизулина: лишение родительских прав должно стать исключительной мерой

Елена Мизулина: лишение родительских прав должно стать исключительной мерой

17 марта в Совете Федерации проходят парламентские слушания на тему «Совершенствование семейного законодательства: возможности и перспективы сохранения традиций российской семейной культуры»
17 Марта 2016

Речь пойдет о тех вопросах, что обсуждаются весьма давно, но до сих пор не нашли приемлемого для всех решения. Это соотношение прав семьи и полномочий органов опеки; конкретизация оснований для изъятия детей — чтобы исключить ситуации, когда их разлучают с родителями по формальным причинам, как это было, например, в случае с Умарали Назаровым; критерии социально-опасного положения; принципы эффективной работы с неблагополучной семьей; ответственность сотрудников опеки за незаконные действия…

О своем видении проблем и современных задач в области улучшения семейного законодательства порталу Милосердие.ru рассказала заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина.

Елена Борисовна, Вы будете вести дискуссию. Для чего потребовалось проведение подобных слушаний?

— Прежде всего, мы обсудим, какие поправки в Семейный кодекс сегодня являются первоочередными. Ключевой вопрос — действительно ли необходимо системное реформирование семейного законодательства. Немаловажно понять, какие положения Семейного кодекса на сегодняшний день наиболее остро нуждаются в такого рода изменениях.

Еще один момент, который нам предстоит обсудить — положения нового законопроекта, регулирующего вопросы лишения родительских прав, ограничения родительских прав, отобрания ребенка. Мы сейчас готовим его в рамках рабочей группы Координационного совета при Президенте по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы совместно с Советом Федерации, Госдумой, Общественной палатой. Законотворческий процесс — в самом разгаре. И, конечно, предстоящая в Совфеде дискуссия последней не будет.

— Если вернуться к законопроекту о лишении, ограничении родительских прав и т.д. Каковы его главные положения?

— Необходимость законодательного ограничения органов опеки и попечительства в их полномочиях действительно назрела. Сегодняшний Семейный кодекс подразумевает, что родитель всегда неправ, в наших законах априори заложено недоверие к родителям и преуменьшение их роли в судьбе родного ребенка.

Например, согласие на брак несовершеннолетних выдают не их родители, а органы опеки. И если у вас есть несовершеннолетний ребенок, будьте готовы к тому, что к вам в любое время дня и ночи могут прийти органы опеки, обыскать жилище, забрать ребенка или применить другие репрессии.

Такая практика должна быть искоренена. Ювенальная юстиция — это идеология, направленная на то, чтобы забрать у семьи ее воспитательные функции и передать их выполнение государственным или иным органам. Ювенальная юстиция по своим задачам антисемейна. Поэтому мы хотим законодательно зафиксировать: родители — это святое, и принцип родительской святости должен стать основополагающим в наших законах.

В существующем Семейном кодексе основания применения таких мер семейно-правовой ответственности, как лишение родительских прав, ограничение в правах и даже отобрание ребенка из семьи прописаны расплывчато. Фактически они позволяют отобрать ребенка по любому поводу. Будь то грязная посуда на кухне или одежда не по размеру. Законодательство сейчас фактически поощряет и произвольное ограничение родительских прав.

Это недопустимо. И такое положение вещей необходимо менять. Поэтому мы будем говорить об унификации этих оснований: какими они должны быть, чтобы исключить произвол при их применении теми органами, которые выносят соответствующее решение.

Мы будем говорить о том, при каких условиях лишение родительских прав действительно может стать исключительной мерой семейно-правовой ответственности. Именно такой статус — исключительной, крайней меры — мы хотим обеспечить. Лишение родительских прав должно оставаться крайней, исключительной мерой, когда уже использованы все возможности для сохранения семьи и они не сработали. Это не должно работать, как сегодня.

Мы будем говорить о судебном порядке отобрания ребенка, о возможности применения ограничения родительских прав не так, как сейчас, когда ограничение практически всегда сопровождается отобранием ребенка из семьи, но и без подобной меры.

Более того, мы полагаем, что должна быть выстроена некоторая иерархия, последовательность применения мер семейно-правовой ответственности. Такая система позволит избежать довольно нередких ситуаций, когда единственным ответом у органов опеки является лишение родительских прав.

При этом все мы понимаем, что при должном подходе, ситуацию в семье можно изменить: помочь родителям выбраться из сложных обстоятельств, реабилитироваться, изменить свое поведение, устранить все то, что потенциально может представлять угрозу для ребенка.

Важная тема — каковы основания для вынесения решений органами опеки и попечительства, когда они приходят к выводу, что нужно обследовать условия жизни ребенка, прийти в семью, в жилище. Чем они руководствуются? Каковы критерии вынесения такого решения?

Мы будем обсуждать вопрос и о том, какая семья может быть признана находящейся в социально-опасном положении. Сегодня никто вам не даст четкого определения неблагополучной семьи. Этот «ярлык» фактически влечет за собой последующие ограничительные и принудительные меры по отношению к семье: семья ставится на учет как социально-неблагополучная, с этой семьей проводится индивидуальная профилактическая работа.

Что это такое? Это — фактически постоянный контроль за семьей, опека, постоянное присутствие в этой семье соцработника или какого-то другого внешнего по отношению к семье специалиста. Законодательство в этой сфере остается очень обтекаемым. Между тем, правила игры должны быть прозрачными. Семье должно быть понятно, почему ее посчитали находящейся в социально-опасном положении!

Все вышеназванные аспекты призваны в корне изменить существующий уклад, исключить произвол по отношению к семье, с которым, к сожалению, сегодня мы сталкиваемся достаточно часто. Действующий Семейный кодекс фактически создает эту правовую основу, когда органы опеки и попечительства безнаказанно делают все, что им угодно.

— Какая ответственность для сотрудников органов опеки за такого рода незаконные и необоснованные действия будет предусмотрена?

— Если у вас есть несовершеннолетний ребенок, вы должны быть готовы к тому, что в любое время дня и ночи к вам могут заявиться органы опеки и попечительства и провести ревизию, например, если к ним поступил сигнал о том, что вы не должным образом воспитываете своего ребенка.

Это в корне неправильная ситуация. Работа органов опеки должна быть строго регламентирована. Во-первых, должна быть предусмотрена ответственность за незаконные действия. Должны быть четко прописаны требования и критерии работы: кто может и кто ни при каких обстоятельствах не может выполнять такую работу, какой уровень образования приемлем при наборе сотрудников, как осуществляется контроль за работой органов, что входит в их полномочия, какими должны быть условия жизни ребенка, какова процедура постановки семьи на учет, какова процедура снятия с учета.

В Концепции совершенствования семейного законодательства, подготовленной рабочей группой Координационного совета при Президенте по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017, у нас есть отдельный пункт, посвященный вопросу ответственности органов опеки. В нем говорится, что должна быть предусмотрена специальная ответственность органов опеки и попечительства за превышение полномочий и за нарушение семейного законодательства в части несоблюдения прав детей или членов семьи при осуществлении полномочий органами опеки.

— Были ли задействованы общественные организации при подготовке этого законопроекта?

— Все наши многочисленные обсуждения, круглые столы, парламентские слушания, расширенные заседания рабочей группы при Координационном совете не обходятся без представителей общественных организаций. Фактически все те, кто изъявляет желание сотрудничать, — непременные участники наших мероприятий. Мы очень тесно сотрудничаем с Родительским Всероссийским Сопротивлением, привлекаем к работе их специалистов, юристов. В наших обсуждениях принимают участие представители Русской Православной Церкви, Общественная палата РФ, выступившая одним из организаторов предстоящих парламентских слушаний.

— Использовались ли при подготовке документов материалы, полученные в связи с делами о гибели изъятых у родителей детей? Например, с такими знаковыми делами, как смерть Умарали Назарова или изъятие из семьи Родиона Тонких?

— Да. Разбирательства и выяснения, что же произошло с Умарали Назаровым, привело всех нас к неутешительным выводам. Действия сотрудников полиции и Миграционной службы обнажили все несовершенства семейного законодательства. Например, ребенка можно было бы передать бабушке, она находилась в России, но Семейный кодекс не предусматривает возможность передачи ребенка кому-нибудь, кроме родителей.

— Почему мы так часто становимся свидетелями скандалов, связанных c жалобами и обвинениями сотрудников органов опеки и попечительства в халатности, бездействии и, зачастую, в превышении своих полномочий?

— Все, что касается сферы опеки и попечительства, чрезвычайно сложно поддается изменениям. Органы опеки и попечительства переданы на уровень полномочий регионов и подчиняются региональным властям, поэтому что-либо менять в этой сфере очень сложно.

Кроме того, сразу в девятнадцати субъектах федерации эти полномочия переданы региональными властями на еще более низкий уровень – органам местного самоуправления. Соответственно, мы имеем ситуацию, при которой вся работа органов опеки и попечительства, в том числе, требования, предъявляемые к ней, отданы на откуп регионам. Кто-то с этим справляется, кто-то нет. Единых федеральных критериев и стандартов не существует. Отсюда – такое количество нареканий, обвинений в злоупотреблениях, а порой и в равнодушии.

— Когда работа над законопроектом будет закончена? Известны ли предполагаемые сроки его внесения в Думу?

— Работа над законопроектом продолжается. Мы выносим эти наработки на широкую аудиторию, с тем, чтобы услышать мнения специалистов относительно соответствующих положений этого законопроекта. Нам очень нужно услышать все точки зрения, чтобы иметь возможность двигаться дальше — к окончательной версии законопроекта. Безусловно, этот закон вызовет очень большой общественный интерес и резонанс. К работе над документом уже привлечены общественность и эксперты.

Наша цель — получить современный, согласованный, сбалансированный документ, защищающий родителей и детей от произвола. Мы планируем в весеннюю сессию внести этот законопроект на рассмотрение Государственной Думы. Предварительно обязательно снова проведем широкое общественное обсуждение этой инициативы.

Я не исключаю, что первое чтение может состояться уже в весеннюю сессию. Родители и общественность очень ждут появления этих изменений в законодательстве. Ведь нередко сейчас судьба конкретного ребенка зависит исключительно от добросовестности органов опеки и попечительства. Давайте дадим им законные основания выполнять свою работу добросовестно!

Источник: Милосердие.ru