Елена Мизулина: судьбу беби-боксов решают законодатели, а не министры

Елена Мизулина: судьбу беби-боксов решают законодатели, а не министры

Елена Мизулина рассказала «Парламентской газете» о том, быть ли в России бэби-боксам
13 Октября 2016

Так будут или нет в России беби-боксы? Об этом «Парламентской газете» рассказала заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, инициатор запрета беби-боксов Елена Мизулина.

— Елена Борисовна, сначала в прессе появилась информация, что кабмин положительно оценивает ваш законопроект, потом — правительство рекомендует его доработать. С чем, на ваш взгляд, связана такая перемена?

— Меня удивила ситуация, связанная с заменой отзыва. Я знаю регламент Правительства РФ и знаю, что после принятия решения на правительственной комиссии по законопроектной деятельности составляется протокол и само решение, в данном случае официальный отзыв, только подписывается председателем или заместителем председателя Правительства, который курирует деятельность этой комиссии. Возникает вопрос: зачем тогда нужна правительственная комиссия, если её коллегиальное решение с такой лёгкостью можно исправить? Сам смысл комиссии, и это указывается в Положении о комиссии, заключается в выработке единого, согласованного решения, отражающего позицию Правительства по тому или иному законопроекту. Я уверяю вас, что и в Госдуме, и в Совете Федерации случившееся обязательно стало бы поводом для служебного расследования.

В любом случае окончательное решение по законопроекту будет принимать Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Я планирую принять участие в заседании комитета, посвящённом этому вопросу, — высказать свои аргументы и выслушать мнения членов комитета. После этого приму решение относительно необходимости доработки законопроекта. Полагаю, что смысла дорабатывать его до первого чтения нет, логичнее внести поправки ко второму чтению.

— Насколько существенны, на ваш взгляд, высказанные в отзыве Правительства замечания? В частности, кабмин указал на то, что предлагаемый штраф за установку беби-боксов (от 1 до 5 миллионов рублей) является чрезмерным.

— Эти замечания легкоустранимы ко второму чтению.

— Вы обращались в Генпрокуратуру с просьбой проверить законность установки беби-боксов в регионах. Есть ли уже результаты этой проверки?

— Официальный запрос в Генеральную прокуратуру содержал просьбу инициировать прокурорскую проверку функционирующих на территории РФ беби-боксов с целью выяснения судьбы оставленных в них детей. Я уже получила некоторые промежуточные ответы от ведомства, которые фактически указывают на то, что практикой использования беби-боксов нарушается целый ряд российских законов.

Прежде всего мне необходимо добиться от Генеральной прокуратуры ответов на ряд ключевых вопросов. Например, кто ведёт учёт оставленных в беби-боксах детей и передаётся ли эта информация в государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. По закону она должна передаваться в течение двух суток. Но этого же не происходит! С этим ребёнком можно делать вообще всё, что угодно! Практика тех стран, в частности Германии, где беби-боксы существуют на протяжении десяти лет, выявила однозначную тенденцию. Организации, занимающиеся беби-боксами, не смогли предоставить информацию о судьбе каждого пятого анонимно оставленного ребёнка.

— Своеобразные беби-боксы устанавливаются не только в больницах, подобные контейнеры оборудуют и некоторые конфессии, к примеру при храмах. Нужно ли их также запрещать? Реально ли это?

— Ситуация с беби-боксами такова, что любого, абсолютно любого младенца можно похитить из коляски у мамочки на улице и подложить в бокс и родители его никогда не найдут. Или, например, один из родителей втайне от другого отнесёт ребёнка в этот бокс…

Необходимо понимать, что в силу своей специфики и ключевой характеристики анонимности эти «ящики» могут использоваться как угодно. И мы не застрахованы ни от чего, вплоть до терактов. В эти анонимные «окна» могут ведь подложить всё, что угодно, например, бомбу.

— В чём, на ваш взгляд, основная опасность беби-боксов?

— Мы с вами сейчас являемся свидетелями того, какой небывалый дискуссионный бум породила тема беби-боксов. И, наблюдая за тем, какого резонанса достиг этот вопрос за последние недели, я пришла к выводу о необходимости широкой общественной дискуссии на площадке парламента с приглашением всех заинтересованных сторон: общественности, депутатов, сенаторов, представителей Минздрава и РПЦ. Надеюсь, нам удастся организовать такой «круглый стол» в ближайшее время.

На мой взгляд, само существование беби-боксов повышает риски торговли детьми и иных сделок с ними, так как контроль за этими анонимными «ящиками» невозможен. Нельзя точно установить число детей, оставленных в бэби-боксах, и установить, какова их дальнейшая судьба.

Сейчас положение дел таково, что фактически учёт оставленных в беби-боксах детей ведут только сотрудники медицинских организаций, при которых беби-бокс организован. А Минздрав по понятным причинам не может проверять каждую медицинскую организацию, в том числе и поэтому ведомство выступает против беби-боксов. Медицинские учреждения созданы не для работы с детьми-сиротами. И лишняя ответственность в виде беби-боксов им не нужна. Получаем по всем направлениям непрозрачную процедуру. Похожая практика не так давно была с домами ребёнка. Любая бесконтрольная деятельность порождает криминал. Вот и торговали детьми прямо из стен домов ребёнка. Информация-то о новорождённом в банк данных поступала не сразу, поскольку эти дома были подведомственны органам здравоохранения, а детские дома органам образования. Такая межведомственная разобщённость, как мы видим, приводила к печальным последствиям. Известно, что такого неучтённого ребёнка можно было выбрать даже по параметрам: цвет глаз, волос — на любой вкус! Чем не рынок! Сейчас у нас уже появился единый «прозрачный» банк данных детей-сирот, но нас опять хотят вернуть к тому, от чего мы ушли. Беби-боксы делают возможным существование криминального рынка торговли детьми.

Кроме того, есть очень показательная статистика: количество отказов от детей там, где беби-боксы появляются, увеличивается в разы. Практика тех стран, которые в разное время прибегали к использованию беби-боксов, показывает, что после появления возможности для анонимного оставления детей число отказов от детей резко возрастало. В Китае, например, это привело к массовым отказам от детей-инвалидов.

Источник: «Парламентская газета»