На семью должна распространяться презумпция невиновности. Мнения священнослужителей

28 Мая 2015

201505286X45xiys0Ad2lP5t_2K5fj_large

Глава комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Елена Мизулина предложила закрепить в Семейном кодексе презумпцию добросовестности родителей.

«Если мы закладываем, что родители добросовестны, и только в качестве исключения из правил мы допускаем вторжение в семью, то мотивация и основания для обследования условий жизни, лишения родительских прав, отобрания (детей) уже совершенно другого рода», — пояснила депутат.

В случае одобрения документа, изъять ребенка у родителей можно будет только через суд. Сейчас органы опеки вправе немедленно изъять ребенка из семьи в досудебном порядке в случае угрозы его жизни, здоровью или нормальному развитию.

Как известно, ювенальная система западного образца исходит скорее из обратного принципа: негласно принимается, что государству виднее, как должны складываться отношения родителей с детьми и как детей следует воспитывать. За отношениями в семье соответствующие государство строго следит и через школу, и через специальные службы надзора, поощряя детей выяснять отношения с родителями через посредничество представителей государства.

Такая система бывает полезна, когда дело касается семей действительно неблагополучных — где о детях не заботятся, где их избивают, где их толкают на всевозможные преступные промыслы. Однако чиновникам сплошь и рядом оказывается проще и удобнее, чем разбираться в подобных страшных историях, надзирать над семьями вполне благополучными — достаточно ли там апельсинов в холодильнике и не «эксплуатируют» ли там детей, заставляя их прибраться в квартире и помыть посуду.

«Как вы относитесь к предложению Мизулиной? Что вообще нужно, чтобы оградить суверенитет семьи от непрошеного вмешательства чиновников?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям.

Преосвященнейший Ириней, епископ Орский и Гайский:

— Мнение Елены Мизулиной я разделяю. Представители Русской Православной Церкви с тревогой смотрят на то, как действуют механизмы ювенальной системы на Западе. Они выступают против того, чтобы ребенка забирали у родителей и передавали в другие руки — так и ребенку, и его родителям можно нанести травму.

Да, у детей часто меняется настроение. Сегодня ребенок может за что-то обидеться на родителей, а завтра поймет, что неправ. А если его забрали из семьи, вернуть его не так-то просто.

Кроме того, благодаря положениям ювенальной системы государство растит стукачей. Сегодня ты продал родителей, которые пытаются тебя воспитывать, а завтра продашь Родину. Часто ребенка забирают из хороших семей, чтобы передать людям, которые сами не хотят заключать браки или не имеют возможности родить детей. Люди в зрелом возрасте знают: иметь детей им уже поздно, и хотят, чтобы в старости о них кто-то заботился. Хорошо, если они думают именно об этом. Нередко дети попадают в однополые «семьи» и перенимают их «ценности».

Так что тревогу по поводу всего этого представители Церкви подняли уже давно. Хорошо, что нас наконец услышали.

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской:

— Это предложение своевременно и необходимо. А что касается чиновников — думаю, дело не в них, им вообще на все наплевать. Речь идет о так называемом золотом миллиарде. Кому будет выгодно, если ввести ювенальную систему? Благодаря этому увеличится рождаемость? Нет. К тому же если детей будут изымать из семей, разрушать семьи, у кого дети будут учиться строить собственную семейную жизнь?

Следовательно, нужно смотреть, кому это выгодно — думаю, неким международным силам, заинтересованным в том, чтобы население нашей страны сокращалось.

В демографии есть такое понятие — «точка невозврата», когда сокращение численности населения становится необратимым. Если мы ее пройдем, вся наша огромная страна с богатейшим наследием, оставленным русским народом, достанется тем, кто очень хочет ее заполучить.

Поэтому дело не в чиновниках, а в тех силах, которые их покупают, а также лоббируют среди депутатов свои человеконенавистнические интересы. Этому нужно противодействовать всеми силами, и способ противодействия, который предлагает Елена Борисовна, очень эффективен.

Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник»:

— Это самое ужасное — существующая сегодня презумпция виновности родителей, когда они вынуждены в ряде ситуаций доказывать, что добросовестны. Это не приемлемо ни с какой точки зрения.

Мне кажется, сам по себе принцип презумпции невиновности, — а это величайшее достижение человечества, — автоматически должен распространяться на семью, детей, на права родителей воспитывать своих детей. Вообще любому нормальному человеку это должно быть очевидно, но на практике оказывается не так. Приходится родителям оправдываться.

Этот законопроект — шаг в сторону того, чтобы без суда дети можно было изъять только в случае очевидной угрозы жизни и здоровью, и надо конкретно оговорить, что это значит. Потому что действительно тухлый апельсин в холодильнике сегодня может рассматриваться как угроза здоровью.

Имеется множество вопросов, куда государство не должно вторгаться своими административными и уголовными органами. Поэтому чрезвычайные ситуации должны быть перечислены в законе, а остальные только по решению суда. И если этот законопроект приблизит государство к такому пониманию семьи, это будет замечательно.

Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери:

— Конечно, я за такую презумпцию, потому что мы изначально исходим из того, что мы все нормальные люди. Иначе психиатрам можно дать право рассматривать каждого как потенциального шизофреника. Но мы же исходим из того, что все нормальные, а чтобы доказать ненормальность, нужны веские доводы и аргументы, а не просроченный йогурт в холодильнике.

Нормальный родитель любит своих детей. Даже если где-то применяет определенные строгости в своем воспитании, он это делает ради того, чтобы ребенок приобрел хорошие навыки, вырос крепким, здоровым и счастливым человеком. Так что такая презумпция просто необходима, это естественно. В обществе, где доминируют естественные отношения между родителями и детьми, там такой подход само собой разумеется.

Любое действие чиновника в отношении семьи, — а тут речь идет о работниках системы опеки, — должно иметь под собой решение суда. Если хотят установить наблюдение за семьей, нужно разрешение суда. Иначе это вторжение в личную частную жизнь. Как личность должна защищаться от произвола, так и семья должна быть защищена от произвола. И любое вмешательство без высокой судебной санкции должно рассматриваться как нарушение закона и вторжение в личную жизнь, и со своей стороны должно подразумевать возможности уголовного преследования этого злоупотребившего своей властью чиновника. Если у нас незаконно отбирают ребенка у матери, то люди, которые стоят в цепочке этих решений, начиная от начальника службы опеки и заканчивая чиновником, который приехал этого ребенка забирать, должны нести ответственность за такие поступки. Потому что для матери государственное похищение ребенка — это серьезная травма для здоровья и нервной системы, это вообще аморально.

А то проводим День матери, День отца — замечательно, и тут же делаем все наоборот в отношении семей.

Священник Игорь Шумилов, настоятель Воскресенской церкви д. Васильевское Рузского района:

— Я отнюдь не специалист по юридическим тонкостям. Но на практике много раз встречал ситуации, когда действительно неблагополучные семьи как бы не замечаются органами опеки, а вполне нормальные страдают. Почти во всех случаях это недобросовестность чиновников или, увы, злонамеренность.

Мне думается, нужно бы повысить ответственность чиновников за недобросовестные действия и создать компетентный орган для апелляции, состоящий из незаинтересованных специалистов. И, если уж говорить о презумпции, — на мой взгляд, это должна быть презумпция целостности семьи.

Иерей Андрей Михалев, настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла, руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества, руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи:

— У нас в стране почему-то любят бросаться из крайности в крайность.

Я считаю, нам нужно взять за основу наше понятие о традиционной семье, где есть мама, отец и ребенок. Кстати, у нас изымали ребенка из семьи в редких случаях. Вторгаться в жизнь семьи всегда было недопустимо. Ну что это такое — шлепнули ребенка, а его тут же пришли и отняли?! У нас всегда воспитывали детей в строгости, и это правильно.

Вообще наш опыт внутрисемейных отношений отличается от европейского, нам чужда их ювенальная система. Да, в Европе чуть ли не половина населения нетрадиционной сексуальной ориентации, и там порой специально отбирают детей — у гомосексуальных пар их нет, а им хочется. Понятно, откуда их можно взять. То же хотят ввести и у нас — при помощи ювенальной системы. А это инструмент разрушения традиционной семьи.

Западная ювенальная система во благо нашей семьи работать не может. Так что все эти рассуждения — как отнимать детей, в досудебном порядке, или через суд, — попросту демагогия. Самый лучший европейский детский дом никогда не заменит ребенку семью.

Понятно: если в семье над ребенком издеваются, его нужно забирать — но не из-за апельсинов же! Мы все росли бедно, но были счастливы, так как рядом находились мама и папа. Европейская ювенальная система нам не нужна.

Иерей Святослав Шевченко, клирик кафедрального собора Благовещенска:

— Проблема действительно серьезная. В СМИ периодически просачивается скандальная информация, как ребенка отнимают у родителей — причем вполне благополучных, — и не только в России, но и за рубежом, в европейских государствах, где волею судьбы оказались наши соотечественники. Я с содроганием читаю такие истории — у меня два сына, и мне не хочется, чтобы кто-то пришел и сказал: «Если вы верующая семья, детей мы у вас заберем, потому что они сами должны выбирать, верить или нет».

Под надуманными предлогами — мало продуктов в холодильнике, отклеился кусок обоев — можно забирать детей из каждой третьей семьи. Налицо лобиррование ювенальной системы по западному образцу. Естественно, родителей и детей от этого нужно оградить. До революции в нашей стране тоже действовала ювенальная система, но в таких вопросах у родителей все-таки было первенствующее положение.

Да, случается, что психопат-отец или ненормальная мать издеваются над детьми, но это исключение из правил. Не нужно стричь под одну гребенку все семьи, которые кому-то показались подозрительными. Вообще такие вопросы нужно рассматривать в суде — чтобы у чиновников было меньше возможностей для принятия поспешных решений. Презумпция добросовестности родителей поможет эту ситуацию исправить. Главное, оговорить это в законе грамотно, и тогда будет поставлен еще один заслон на пути возможного чиновничьего произвола.

Если семья пьющая, ребенка не кормят, над ним издеваются, — суд, думаю, эту проблему решит, но не хотелось бы, чтобы моральные травмы наносили нормальным семьям. Так что инициативу Елены Мизулиной нужно поддержать.

Священник Петр Коломейцев, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета:

— Семья не обязана доказывать свою невиновность и компетентность в деле воспитания детей.

Конечно, мы только на пути к тому, чтобы родители были компетентными, а процесс воспитания в семье гармоничным, но все-таки большинство родителей к этому стремятся и у них есть мотивация — это их семья и их дети. Вообще мотивов для создания хорошей гармоничной обстановки в семье у родителей гораздо больше, чем у представителей ювенальной юстиции, которые руководствуются не интересами ребенка, а своими правила, решая за ребенка, что для него хорошо, а что плохо. Кстати, большая часть ювенальщиков — люди не семейные, не сталкивающиеся с проблемами детей.

Естественно, родители своих детей любят, хотят им всяческих благ. Конечно, они в чем-то могут ошибаться, заблуждаться. Чтобы это происходило как можно реже, нужно оказывать помощь семье и готовить будущих родителей к семейной жизни.

К сожалению, бывают в семье случаи насилия, халатного отношения к детям. Но это исключение из правил. Мне кажется, презумпция (предположение, которое признается истинным, пока не доказано обратное), необходима. Пока мы не доказали, что родители издеваются над ребенком, будем считать, что они его любят и заботятся о нем.

Священник Николай Святченко, председатель Отдела по миссионерской, молодежной и катехизаторской работе Гатчинской и Лужской епархии Санкт-Петербургской митрополии:

— Думаю, опасения госпожи Мизулиной небезосновательны. Европейский опыт внутрисемейной политики во многом нам не подходит. Мы видим, что там для ребенка выбирают мировоззренческие установки. Кроме того, ему предоставляют право принимать решения в том возрасте, когда он еще не может отвечать за свои поступки. Это безнравственно.

В странах Запада родители могут получить выговор или предупреждение об изъятии ребенка, если в семье высказываются против однополых союзов. Там активно вмешиваются в воспитательный процесс и диктуют родителям, как поступать.

Да, если над ребенком в семье издеваются, он подвергается физическому или моральному насилию, решительные действия необходимы. Но оценивать, так или это на самом деле, должны специалисты. Считаю, нам в вопросе семейных взаимоотношений нужно заимствовать из западного опыта только лучшее, а никак не бессмысленные или вовсе антисемейные инициативы.

Мухаммад-хаджи Рахимов, председатель Российской ассоциации исламского согласия (Всероссийский муфтият), муфтий Духовного управления мусульман Ставропольского края:

— Семья должна быть самым важным и прочным звеном в государстве. Поэтому, конечно, Госдума должна законодательно закрепить, чтобы не было произвола и не отбирали детей без судебного решения.

У нас семья и ислам — это одно целое. В исламе Аллах не примет твое поклонение, если не почитаешь своих родителей.

Но с развитием человечества заботы родителей о детях становится все меньше. Лет 20 назад родители к детям относились более бережно. Сейчас много семей, где один или оба родителя любят выпить, дети брошены на произвол судьбы. И если соседи это видят, то, опираясь на их мнение, нужно через суд изымать детей. Но бывают случаи, когда чиновник отнимает ребенка без суда и без веских оснований.

Конечно, государство должно оберегать детей, это наше будущее. И мы за то, чтобы государство смотрело за семьями и детьми, контролировало родителей, которые бросают на произвол судьбы своих детей. Но не надо перегибать палку.

Исмаил-хаджи Бердиев, председатель ДУМ Карачаево-Черкесии, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа:

— Западная система абсолютно нам не подходит, и ее вообще принимать не надо. У нас есть свои традиционные обычаи, по которым мы воспитываем детей, и всегда неплохо с этим справлялись.

Конечно, если в семье вообще не смотрят за детьми, надо принимать меры, детей забирать и помещать в детдом или интернат. А остальные поводы для изъятия детей типа отсутствующих апельсинов в холодильнике, надуманы.

После того как развалили СССР, мы начали принимать все чуждое нам и пришедшее с Запада. Но теперь то мы видим, что у них другой менталитет и другие принципы, нам они не подходят. Наше воспитание всегда было лучшим, и менять его на другое не надо. Во все времена на Руси было душевное отношение к детям, такого нет нигде. А на Западе оценивают по другим критериям, им важнее, что у них в холодильнике. Не надо на них оглядываться и идти по их пути.

Зиновий Коган, председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России, раввин:

— Я полностью поддерживаю инициативу депутата Мизулиной. Дети зачаты в любви и рождаются в любви, родители стараются отдать им самое лучшее, сделать жизнь детей лучше, чем их собственная. Да, при этом могут быть оплошности. Молодая мама недосмотрела и ребенок упал, например, но мало ли что бывает. Если это случайность, то можно только посочувствовать молодым родителям. Зачем вмешиваться органам опеки?

Семья — это самая древняя и самая прочная форма существования человечества. Меняются государства, правители, что угодно, но неизменной остается семья. И вторгаться в семью без крайней нужды, без изначального доказательства вины родителей в том, что происходит что-то страшное, нельзя.

Да, может быть семья, где муж, например, алкоголик и хулиган, избивает жену и издевается над детьми. Тогда, конечно, нужно государству вмешаться. Для этого как раз должна работать ювенальная юстиция или просто Уголовный кодекс, который тоже защищает семью, детей. Но, безусловно, изначально нужно доказать, что происходит нарушение закона, прав ребенка. И презумпция здесь очень важна.

Более того, у нас есть День семи, День матери, День отца — это праздники, которые нужно проводить ежегодно и масштабно, напоминая о важности роли семьи и родителей.

Борис Динер, председатель Еврейской национально-культурной автономии Курской области:

— Мне вообще кажется странным, что органы опеки берут на себя такую ответственность —определять, хороший климат в семье, или не очень. Они не могут этого сделать. Это какая-то ерунда. По каким признакам они определяют степень благополучности, любви и заботы? По количеству продуктов в холодильнике, по обстановке в квартире? Может, в семье другие ценности. К примеру, в квартире мало мебели, зато ребенок посещает различные кружки, занимается английским, да и вообще его всесторонне развивают. Оторванные обои, мало апельсинов в холодильнике или вместо них мандарины — все это, да и многое другое, вовсе не показатель благополучности.

Так что я инициативу Елены Мизулиной считаю хорошей. Ребенок рождается в семье для того, чтобы его воспитали, дали нужные знания и навыки. Родителям виднее, что нужно их ребенку.

Источник: Regions.Ru