Генеральная прокуратора проводит проверку бэби-боксов по запросу Елены Мизулиной

06 Июля 2016

Юрий Чайка

Сенатор Елена Мизулина получила ответ на свой запрос в Генеральную прокуратуру, касающийся необходимости проверки законности установки бэби-боксов и выяснения дальнейшей судьбы оставленных в них детей. Обращение сенатора принято к рассмотрению, организована проверка.

В конце июня заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина направила официальный запрос генеральному прокурору РФ Юрию Чайке с просьбой пояснить позицию Генпрокуратуры относительно практики создания в России бэби-боксов, а также провести прокурорскую проверку организаций, где установлены бэби-боксы, в том числе с целью установления достоверных сведений о количестве оставленных в них детей и их последующей судьбе.

Как отмечалось в официальном запросе сенатора в Генпрокуратуру, первый бэби-бокс был установлен в России в 2011 году. С этого времени специализированные места для анонимного оставления новорожденных появились в 11 регионах страны. Во всех субъектах РФ, где установлены бэби-боксы, органы прокуратуры участвовали в оценке законности их деятельности. В Пермском и Краснодарском краях функционирование бэби-боксов было признано органами прокуратуры законным, в девяти субъектах (Камчатском, Ставропольском краях, Кировской, Курской, Ленинградской, Псковской, Свердловской и Тюменской областях) — незаконным.

«У нас нет никакой информации о том, что сделано на местах по представлениям органов прокуратуры в связи с признанием деятельности бэби-боксов незаконной, — поясняет Елена Мизулина. — До сих пор остается неясным, какова судьба детей, оставленных в этих бэби-боксах. Ведется ли их учет и регистрация в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей?»

Распространение практики использования бэби-боксов, как указывалось в сенаторском запросе, влечет множество рисков: «рост числа отказов от новорожденных, значительное повышение рисков торговли детьми, нарушение права ребенка на идентичность, то есть право знать, кто его биологические родители, возможность создания теневого канала для незаконного усыновления детей в страны, в которые усыновление российских детей запрещено. В силу анонимности бэби-боксов невозможно проконтролировать, как именно дети попадают в них, не были ли они похищены у родителей или иных законных представителей».

«Ваше обращение по поводу законности установки в организациях бэби-боксов, их деятельности, проверки достоверности сведений о количестве оставленных в них детей и их последующем устройстве, принято к рассмотрению. Организована проверка», — говорится в ответе Генпрокуратуры.