Елена Мизулина: «Упоминание Православия в Конституции указывает на те нравственные основы, которые исторически составляли суть жизни в России»

06 Декабря 2013

КП-фото

Елена Мизулина прокомментировала в эфире «Русской службы новостей» высказывание премьер-министра Дмитрия Медведева о недопустимости «установления каких-либо специальных преференций» для одной из конфессий и о том, что «Конституцию нужно менять только в крайнем случае».

Елена Мизулина: Я слушала выступление Дмитрия Анатольевича Медведева. Я, конечно, признательна ему за то, что он обратился к моей скромной персоне и решил высказать свое мнение относительно инициатив, которые приписываются мне. Сразу оговорюсь, речь идет не о моей частной точке зрения. Это — инициатива более чем 300 тысяч граждан Российской Федерации, которые обратились к президенту, в Правительство и к депутатам Государственной Думы с просьбой закрепить в преамбуле Конституции Российской Федерации положение об особой исторической роли православия в формировании российской культуры и народности. Положение о том, что именно православие выступило своеобразным стержнем, объединившим другие традиционные для нашей страны религии.

Я была одной из тех, кто откликнулся на это обращение. Я полностью поддержала эту инициативу, я с ней солидарна, и считаю, что в Преамбуле Конституции Российской Федерации, которая носит рекомендательный характер, такое положение может содержаться. Оно, помимо всего прочего, фактически указывает на те нравственные основы, которые исторически составляли суть жизни в России. И считаю, что, по меньшей мере, это обращение нуждается в широком обсуждении с общественностью.

— После такого комментария Дмитрия Анатольевича Вы будете продолжать поддерживать инициативу граждан?

Елена Мизулина: Дело в том, что это — мое убеждение. И если бы я в этом убеждении была одинока, я бы вряд ли вынесла это предложение на обсуждение межфракционной группы. Но затем к нам стали поступать обращения — сначала устные, потом письменные, причем, речь не об единичных случаях.

Важный момент, речь не идет о признании государственной религии. Никто об этом не просил. И так вопрос вообще не ставится. Говорится лишь о признании особой исторической роли православия в силу тех духовно-нравственных принципов, которые оно исповедует. Другие традиционные для нашего государства религии: ислам, иудаизм — исторически объединялись вокруг православия, вместе с православием формировали русскую и российскую культуру. Поэтому я считаю, что отмахиваться от такой инициативы не допустимо. Позиция Дмитрия Анатольевича мне понятна, я ее уважаю, но остаюсь при своей точке зрения.

— Елена Борисовна, хотели у Вас уточнить по поводу вчерашнего обращения члена Общественной палаты Елены Лукьяновой: она попросила генпрокурора Юрия Чайку проверить предложение об изменении Конституции — внесения православия — на экстремизм. Как вы можете прокомментировать?

Елена Мизулина: Комментировать нечего. Я не считаю, что здесь есть какие-то элементы экстремизма. А если я говорю, что я русская, я православная — это экстремизм? Обращение в прокуратуру — личное право и позиция Елены Лукьяновой. Я не вижу никаких юридических оснований для подобных проверок. Считаю это очередным раундом политических игр. Тем не менее, к Елене Лукьяновой я отношусь с уважением. И мое мнение о ней не изменилось. Наверно, у нее были причины так поступить.