Елена Мизулина взяла под личный контроль ситуацию с изъятием ребенка у гражданки Узбекистана

Елена Мизулина взяла под личный контроль ситуацию с изъятием ребенка у гражданки Узбекистана

По сообщениям СМИ, сотрудники РОВД «Кунцево» в конце декабря прошлого года изъяли у гражданки Узбекистана Нилуфар Мамасаидовой годовалого ребенка
06 Января 2017

По сообщениям СМИ, сотрудники РОВД «Кунцево» в конце декабря прошлого года изъяли у гражданки Узбекистана Нилуфар Мамасаидовой годовалого ребенка. В настоящее время девочка находится в инфекционном отделении 1-й городской больницы Москвы. При этом у ребенка не выявлено признаков инфекционного заболевания. 25 декабря в квартире, где гостила Мамасаидова, была совершена кража. Воры забрали среди прочего документы женщины и ее дочери. В тот же день Мамасаидова обратилась в ОВД по району Кунцево с заявлением о краже документов, но вместо розыска преступников сотрудники отделения изъяли у матери ее дочь, мотивируя это отсутствием у нее документов, а саму женщину поместили в изолятор временного содержания на трое суток. Это произошло, несмотря на оперативное подтверждение ее личности узбекским посольством. Причиной, по словам адвоката женщины, стало составление полицейскими подложного акта об изъятии ребенка в связи с беспризорностью.

«Я готовлю официальный запрос в Министерство внутренних дел Российской Федерации с просьбой проверить законность действий сотрудников полиции в отношении несовершеннолетней Манижи Мамасаидовой и ее матери — Нилуфар Мамасаидовой, — прокомментировала ситуацию сенатор Елена Мизулина. — Случай вопиющий! Человек обратился за помощью, а вместо этого к нему применяют такие репрессивные меры. Все произошедшее является грубейшим нарушением Семейного кодекса».

Елена Мизулина указывает на отдельные положения действующего Семейного Кодекса РФ. Так, согласно части первой статьи 121 СК РФ, деятельность по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, могут осуществлять только органы опеки и попечительства. Осуществление указанной деятельности другими юридическими и физическими лицами не допускается. Согласно части первой статьи 77 СК РФ, отобрание ребенка допускается только при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью и только органами опеки и попечительства.

«Ребенка помещают в больницу с целью выявить у него какие-либо заболевания, чтобы подстраховаться на случай, если что то произойдет, — продолжает сенатор. — При этом, по информации экспертов от родительской общественности, врачи скорой помощи, приехавшие на место, отказывались забирать ребенка в больницу, поскольку посчитали, что он абсолютно здоров. Я уже доводила до сведения министра МВД Колокольцева, что инструкция, на основании которой действуют сотрудники полиции, противоречит действующему законодательству. Об этом, в свою очередь, я писала в заключении по делу погибшего таджикского мальчика Умарали Назарова. Соответствующие письма я направляла и в Минюст, и в МВД. Более того, я вынуждена констатировать некую пугающую тенденцию. Ведь подобным образом сотрудники полиции действуют не только в отношении иностранных граждан, но и в отношении россиян. Мы все помним случай с гибелью Родиона Тонких в Новороссийске, когда в больнице при невыясненных обстоятельствах умер изъятый из родной семьи трехмесячный малыш».

Сенатор надеется, что страшную тенденцию удастся переломить. Особенно, учитывая недавнее поручение Президента Владимира Путина Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребенка проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью.