Мизулина подвела итоги года работы в качестве полномочного представителя Совфеда в Верховном Суде РФ

26 Октября 2016

Совет Федерации

Сегодня заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина отчиталась перед сенаторами за год работы в статусе полномочного представителя Совфеда в Верховном Суде.

21 октября 2015 года Совет Федерации назначил Елену Мизулину полномочным представителем Совета Федерации в Верховном Суде и Министерстве юстиции Российской Федерации.

Полпред верхней палаты Парламента в ВС и Минюсте сообщила, что в Верховном суде часто прислушиваются к законодательным предложениям Совфеда.

Тем более что глава Совета Федерации Валентина Матвиенко принимает активное участие в работе Верховного суда и, в частности, в работе ежегодного Всероссийского съезда судей, где спикер может высказывать свои предложения, пожелания и оценку действий судебной системы России.

«Я же свою основную задачу понимаю как обеспечение взаимодействия палаты с Верховным судом в рамках тех конституционных полномочий, которые у нас есть», – сказала сенатор. Она напомнила, что в соответствии с Конституцией России и федеральными законами есть несколько сфер взаимодействия. Например, назначение на должности судей Верховного суда, его главы и заместителей. «Мы назначаем 10 членов высшей квалификационной коллегии судей – представителей общественности», – уточнила Елена Мизулина.

За год сенатор приняла участие в 15 заседаниях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, в пленарном заседании Совета Судей. Занималась сопровождением законопроектов, внесенных Верховным Судом или затрагивающих вопросы его ведения.

«В течение года я занималась сопровождением 12-ти законопроектов, 8 из которых внесены Верховным Судом, а 4 — затрагивали вопросы его ведения, — рассказала Елена Мизулина. — Процесс сопровождения включает в себя подготовку проекта отзыва комитета по конституционному законодательству и государственному строительству на законопроект до первого чтения, мониторинг прохождения законопроекта в Думе, своевременное внесение поправок к законопроекту, принятому в первом чтении, проведение консультаций в комитетах Госдумы и в Верховном Суде, проведение совещаний, круглых столов или парламентских слушаний».

Елена Мизулина напомнила коллегам-сенаторам несколько резонансных законопроектов, сопровождением которых она занималась: «Например, по нашумевшим законопроектам Верховного Суда, направленным на либерализацию уголовного законодательства (Проект № 953 369-6 „О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ“ и УПК РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»), 21 марта мною было проведено совещание с участием представителей заинтересованных министерств и ведомств, подготовлены и внесены поправки, касающиеся статьи 157 УК РФ и порядка назначения судебных штрафов (только судом), проведены консультации и необходимые согласования по этим положениям.

По двум одобренным Советом Федерации законам (Федеральный конституционный закон от 15 февраля 2016 г. N 2-ФКЗ «О внесении изменений в статью 43.4 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» и Федерального закона «О внесении изменений в АПК РФ и Кодекс административного судопроизводства РФ в части установления порядка судебного рассмотрения дел об оспаривании отдельных актов») была достигнута предварительная договоренность о проведении мониторинга их правоприменения. Соответствующее поручение дано Советом Федерации нашему комитету 10 февраля 2016 года. Законы вступают в силу с 1 января 2017 года.

По отклоненному Советом Федерации 27 апреля 2016 года закону «О внесении изменений в УПК РФ в части наделения суда правом соединения уголовных дел в одно производство, внесенному Правительством, была создана согласительная комиссия. Нашей делегации удалось согласовать с Думой внесение изменений в ранее принятую редакцию. Исключены положения, наделявшие суд полномочием по собственной инициативе принимать решение о соединении уголовных дел. Эти полномочия ставили бы суд в позицию обвинителя, и противоречили интересам правосудия и принципу процессуальной независимости судьи».