Елена Мизулина: «Неподконтрольное и нерегулируемое суррогатное материнство — риск для общества»

24 Апреля 2014

3704249

Комитет по вопросам семьи, женщин и детей 24 апреля провел «круглый стол» на тему «Правовое регулирование суррогатного материнства: семейно-правовой аспект».

В заседании «круглого стола» приняли участие депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, представители Министерства здравоохранения Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, Общественной палаты Российской Федерации, а также эксперты в области медицины, семейных и социальных отношений, представители Русской Православной Церкви.

«Проблему суррогатного материнства мы относим к перечню самых актуальных, — отметила глава Комитета Елена Мизулина, открывая дискуссию. — Подтверждением тому — сотни обращений от граждан с требованиями начать контролировать эту сферу. Однако, необходимо отметить, что проблема не столь однозначна. Мы должны выработать разумный подход, учитывающий разные точки зрения на проблему, существующие в обществе. И избежать рисков, с которыми неизбежно связан такой способ появления на свет ребенка как суррогатное материнство».

Эта дискуссия в стенах Госдумы, — подчеркнула Елена Мизулина, — готовилась давно. «В последнее время средства массовой информации уделяют этой теме повышенное внимание. Граждане нам пишут даже о своего рода пропаганде в СМИ такого способа воспроизводства».

Неоднозначность проблемы и полярность в ее восприятии, по словам депутата связаны с тем, что суррогатное материнство не является исключительно медицинским методом. Его применение имеет этическую, нравственно-религиозную, семейно-правовую основу. Не случайно законодательство тех стран, где допускается применение суррогатного материнства, содержит серьезные ограничения использования данного метода.

В ряде иностранных государств, в частности, во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси) суррогатное материнство запрещено полностью. Только лишь некоммерческое суррогатное материнство разрешено в Великобритании, Дании, Канаде, Израиле, австралийском штате Виктория, в штатах США (Нью-Гемпшир, Вирджиния). Кроме того, в Нидерландах запрещены реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор.

По мнению экспертов в области семейного права, принявших участие в обсуждении, в России сложилась недопустимая ситуация — полное отсутствие правового регулирования сферы применения суррогатного материнства. В Законе об охране здоровья граждан содержится упоминание суррогатного материнства как разновидности ВРТ (высокотехнологичной репродуктивной технологии). Но этого явно недостаточно. Ведь суррогатное материнство, — убеждены специалисты, — это не только и не столько медицинская процедура, сколько институт, который связан с семейными отношениями, взаимоотношениями родителей, ребенка, родителей, суррогатной матери, правовыми последствиями применения. Кроме того, природа суррогатного материнства затрагивает и нравственные и этические отношения между родителями и детьми, затрагивает отношение человека к жизни как таковой и к рождению ребенка.

Учитывая, что данная сфера в России не регулируется, нарушение прав абсолютно всех сторон: биологических родителей, суррогатной матери, ребенка — реальность, с которой приходится мириться. И ситуация, если ничего не менять, полагают специалисты, будет только усугубляться.

По мнению Елены Мизулиной, существуют серьезные риски «неподконтрольного» обществу суррогатного материнства. Например, появление еще одной формы рабства для женщин из бедных социальных слоев — «инкубаторского», когда ребенок будет приравнен к товару.

«Вопрос суррогатного материнства необходимо переносить из области гражданского-правового регулирования в сферу семейного регулирования, — поддерживает главу „семейного“ Комитета консультант аппарата Управления по правам человека в Свердловской области Анна Деменева. — Ребенок должен быть более защищенным. Но на сегодняшний день он — не объект защиты, а объект сделки».

Директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина подчеркнула, что ведомство поддерживает позицию о назревшей необходимости законодательного решения вопроса.

Заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н.И.Пирогова Ирина Силуянова, также принявшая участие в обсуждении, отметила, что закон должен содержать морально-нравственную составляющую.

По итогам «круглого стола» был сформирован список рекомендаций по подготовке проекта федерального закона «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях сохранения традиционных семейных ценностей при применении суррогатного материнства».

В частности, экспертами предлагается считать суррогатное материнство исключительной мерой для решения проблемы бесплодия супружеской пары. В этой связи, предусматривается ограничить применение методов искусственного оплодотворения, разрешив его только супружеским парам в качестве способа решения проблемы бесплодия, запретить использование суррогатного материнства одиноким женщинам и мужчинами, а также на коммерческой основе. Запрет может быть введен и на любую рекламу и посредническую деятельность, связанную с этим методом.

Также такой законопроект может разрешить быть суррогатной матерью только родственнице одного из супругов с одновременным введением института «тайны суррогатного материнства», аналогичного «тайне усыновления».

«Мы не можем идти по пути полного запрета. Потому что в таком случае мы нарушим права той части общества, для которой такой метод — единственно возможный для появления в семье ребенка», — заключила Елена Мизулина. Депутат подчеркнула, что на этом дискуссия по вопросу суррогатного материнства не завершается. Обсуждения продолжатся.