Елена Мизулина: «Изъятие романа „Лолита“ Владимира Набокова из школьных библиотек — избыточная мера»

21 Ноября 2013

image

Елена Мизулина считает избыточной мерой изъятие романа «Лолита» Владимира Набокова из школьных библиотек.

Такое заявление депутат сделала в связи с рядом случаев на Ставрополье, когда областная прокуратура провела изъятие из школьных библиотек книг, «растлевающих», по мнению прокурорских работников, детей.

«Считаю, что в этом случае прокурорские сотрудники продемонстрировали формальный подход. Если прокуратура действовала не для отчета, а для того, чтобы защитить детей, достаточно было обратить внимание библиотекарей, чтобы они переставили эти книги на верхние полки, — сказала депутат.

Прокуратура Ставрополья потребовала изъять из школьных библиотек книги за «эротику, мистику, ужасы и хулиганские стихи». В число авторов запрещенных для школьников книг попали Сергей Есенин, Владимир Набоков, Иван Бунин.

«Прокуратура потребовала изъять из общего доступа книги ряда авторов, в частности, произведения Набокова, в которых есть мистика, а также Есенина с его хулиганскими стихами. Школьникам рано читать такие книги. У нас сейчас, если посмотреть сводки, дети 9–12 лет грабежи совершают. Как, по-вашему, чего они начитались?» — цитирует старшего помощника прокурора края по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи Курбангали Шарипова РИА Новости. Теперь в течение месяца администрации школ должны отчитаться об изъятии вредоносных книг из общего доступа, после чего надзорное ведомство может повторить проверку.

«Есть определенные непроработанные места в 436-ФЗ о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, — пояснила Елена Мизулина. — Прецедент на Ставрополье — как раз следствие этого. Летом, совместно с Минобром, Минкультом и Минкомсвязи, мы прорабатывали законопроект о поправках в 436-ФЗ. Они как раз и предусматривали, что в библиотечных фондах и школьных библиотеках вся литература, непредназначенная детям младшего возраста, должна располагаться отдельно. Суть та же, что и при возрастной маркировке информационной продукции. Но, к нашему сожалению, закон „завис“ в Правительстве. Если бы он был принят, то подобных случаев не возникало бы».