Елена Мизулина: «Cанкции США — это месть за мою позицию»

13 Июля 2014

3704249

«АиФ» побеседовал с главой думского Комитет по вопросам семьи, женщин и детей Еленой Мизулиной о бесправных детях и их родителях, алиментах, суррогатном материнстве, проблеме подростковых абортов и санкциях США.

Детей делят, как вещи

Екатерина Барова, «АиФ»: Елена Борисовна, вы говорите, что Семейный кодекс устарел, так как был принят почти 20 лет назад. Это его единственный недостаток?

Елена Мизулина: Нет, конечно. Важная прореха — правовой статус родителей. Сейчас он по отношению к ребёнку ниже статуса представителей органов опеки и попечительства. Из-за этого опека, органы внутренних дел, администрации детсадов — всего порядка 20 различных ведомств — вправе совершенно законно в любое время вторгаться в жизнь семьи, зачастую бесцеремонно! Они могут счесть семью социально неблагополучной, хотя ни в одном из законов нет определения «семьи, находящейся в социально опасном положении». Необходимо смещать акцент в сторону как раз защиты семей от незаконного вмешательства — к социальной защите тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации.

Неурегулированных вопросов много. Так, Семейный кодекс не предусматривает права детей на имущество при разводе супругов и разделе нажитого. Дети сейчас по статусу — одна из вещей, требующих раздела. Не защищено и право родителей на полноценное общение с детьми при разводе. Не урегулирован вопрос выплаты алиментов, отсюда такое количество злоупотреблений с обеих сторон.

— Вы не раз говорили, что мужское лобби мешает принять закон об алиментах. Неужели у нас так много мужчин-политиков, которым наплевать на проблемы матерей-одиночек?

— Мы уже больше 5 лет не можем прийти к общему с правительством мнению насчёт минимального размера алиментов. Мы говорим, что он может составить четверть прожиточного минимума, установленного в регионе. Женщины, а 9 из 10 одиноких родителей — это мамы, очень ждут этого закона. Но ему не дают хода. Причины нужно выяснять у тех, кто препятствует. Могу лишь предположить, что в основном алименты платят мужчины, они же составляют костяк кабинета министров. При этом в России 2 млн алиментоплательщиков, которые не спешат помогать своим детям. Нам нужны алимент­ный фонд и специализированная служба, занимающаяся взысканиями. Но некоторые члены правительства выступают против и этой инициативы, хотя президент давал соответствующее поручение.

Кто ответит за аборт?

— На встрече с президентом В. Путиным вы подняли тему подростковых абортов. В России действительно катастрофическое положение с детской беременностью?

— В прошлом году в России было совершено 11 884 подростковых аборта. И это только официальные сведения. Сколько из этих девочек останутся в итоге бесплодными? Кто возьмёт на себя ответственность за их будущее? Знают ли об этом их родители? Только что принят закон, предусматривающий административную ответственность за незаконное проведение абортов. Вообще законодательство на эту тему будет ужесточаться. Особенно в части, касающейся медикаментозных абортов, когда беременность прерывается с помощью специальных препаратов. Порой женщина даже не догадывается, к каким последствиям для её здоровья это может привести. Такую информацию должны давать сотрудники аптек. Кроме того, они обязаны отказывать в продаже подобных препаратов без рецепта. А в случае несоблюдения этих правил их нужно привлекать к административной ответственности.

— Получается, одни с риском для здоровья избавляются от нежелательной беременности, а другие, наоборот, любой ценой хотят стать родителями. Я говорю о суррогатном материнстве. Наверное, благодаря известным на всю страну родителям, которые не скрывают, что пользовались такими услугами, в обществе стали обсуждать юридическую сторону вопроса. И тут же заговорили, что Мизулина хочет запретить суррогатное материнство…

— Речь не идёт о запрете! Мы говорим о необходимости регулирования этой сферы. В России сейчас сложилась недопустимая ситуация — нарушение прав абсолютно всех сторон: биологических родителей, суррогатной матери, ребёнка. Есть случаи — и они не единичны, когда от ребёнка, рождённого таким образом, отказываются как его генетические родители, так и суррогатная мать. Он становится сиротой без имени и фамилии. Сегодня суррогатная мать фактически бесправна. Её здоровье не защищено. Например, открытый вопрос: предоставляется ли ей отпуск по беременности и кому вообще он предоставляется — суррогатной матери или биологической?! В этой сфере существует и множество других проблем, которые на практике решаются стихийно. Именно поэтому мы инициируем широкую общественную дискуссию.

Санкции — это месть

— Не могу не спросить про санкции. То, что вы тоже попали в список США, как-то отразилось на вашей жизни? Где будете отдыхать, пока вы невыездная?

— Решение США я воспринимаю как наказание за мою профессиональную деятельность. Думаю, мне припомнили ряд резонансных законов, касающихся, в частности, защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. Это месть за мою позицию. Таким образом Штаты пытаются принудить меня изменить профессиональные взгляды. Могу ответить своим оппонентам: ничего подобного не произойдёт! Если говорить о личном, то мы с мужем предпочитаем проводить летние каникулы в России. Это уже стало нашей семейной традицией. Поэтому для меня вряд ли что-то изменится.