Елена Мизулина: «Стратегия Совета Европы — системный удар по национальным приоритетам России в сфере семьи и детства»

15 Апреля 2016

201510074qBe9KcVknYkJISl_ksiga_large

В начале марта этого года Комитет Министров Совета Европы принял Стратегию по обеспечению прав ребенка на период 2016-2021 гг. Ознакомившись с текстом, эксперты указали на несоответствие Стратегии российскому законодательству, традиционным устоям российской семейной культуры, общепризнанным в Российской Федерации традиционным семейным ценностям. Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина назвала Стратегию Совета Европы «системным ударом по национальным приоритетам России в сфере семьи и детства».

«Общий дух и идеология Стратегии — это идеология игнорирования традиционных устоев российской семейной культуры, в том числе ценностей традиционной семьи, — полагает сенатор. — Термины „традиционная семья“, „традиционные семейные ценности“ в тексте Стратегии вообще не используются. Исходя из внутреннего смысла положений Стратегии, можно сделать вывод, что семья вообще не входит в систему мер защиты прав ребенка. Семья и родители в контексте идеологии Стратегии рассматриваются как одна из основных проблем „в сфере прав ребенка сегодня и завтра“. Применительно к семье и родительству используется терминология, принижающая их значение, формирующая представление о семье и родителях, как субъектах, не способных обеспечить права детей и поэтому нуждающихся в постоянном контроле. Умаляя роль и значение традиционной семьи, родительства в жизни детей, Стратегия в то же время содержит ряд положений, которые направлены на продвижение проблематики ЛГБТ. Документ закрепляет принцип равенства прав ребенка независимо не только от его пола, но и от его сексуальной ориентации».

«Стратегия со всей очевидностью свидетельствует о завидной последовательности Совета Европа в продвижении ЛГБТ-ценностей, умалении значения и роли традиционной семьи в жизни общества, чрезмерном преувеличении проблем домашнего насилия, неоправданном недоверии к семьям и родителям и их способности решать семейные проблемы самостоятельно, — резюмирует Елена Мизулина. — Эта Стратегия — своеобразный вызов России, проверка на прочность, последовательность, принципиальность в отстаивании традиционных для народов России семейных ценностей».

Сенатор признает, что Стратегия носит рекомендательный характер, однако считает наивным полагать, что молчаливое согласие с ее текстом, а значит, и ее идеологией, не будет иметь никаких последствий для России: «Российское общество в своем подавляющем большинстве придерживается традиционных семейных ценностей. Стратегия может внести раскол, активизировать идейную борьбу защитников и противников идеологии традиционной семьи. В нынешних условиях, когда с Россией ведется ожесточенная борьба на международном уровне, такой раскол общества изнутри может оказаться губительным. Официальная позиция российских властей относительно Стратегии сейчас видится неотчетливой. Соглашаясь со Стратегией, Правительство по сути вступает в конфликт с подавляющей частью российского общества».